Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

28.04.2014 Люди доброй воли

В Москве некоммерческие организации ищут волонтеров для работы с детьми-сиротами. Особенно волонтерская помощь нужна в детских домах-интернатах для детей с умственной отсталостью. Спецкорреспондент ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова выяснила, кто и как вербует добровольцев, почему молодые люди идут работать в интернаты и зачем они там нужны.

В маленькой учебной комнате Центра лечебной педагогики (ЦЛП) уютно, светло, весело и демократично. Новички-волонтеры сидят на полу, перед каждым — кружка чая. Руководитель ЦЛП Анна Битова и координатор волонтеров благотворительного фонда поддержки детей с особенностями развития "Я есть" Надежда Сыркина немного рассказывают о себе и знакомятся с волонтерами.

— Меня зовут Ирина, я окончила факультет филологии, пока не работаю,— говорит девушка с огненно-рыжими волосами.— В социальных сетях увидела объявление, что детям в детских домах-интернатах нужны волонтеры. Не знаю, смогу ли я, но хочу попробовать.

— Юлиана, 19 лет, студентка лингвистики, увидела объявление в соцсетях, хочу помогать. Я сама в детстве едва не потеряла зрение, помню, как это тяжело — не видеть, не иметь друзей,— коротко стриженая девочка, похожая на подростка спокойно и откровенно рассказывает посторонним еще людям о своей жизни.— Я хотела бы помогать детям с плохим зрением. Могу приходить после 14 часов каждый день.

— Я Олеся, училась на психолога в Туле, две недели ходила на практику в Центр работы с ребятами-аутистами. Сейчас не работаю, у меня много времени, и я хотела бы полдня посвящать таким детям.

— Маша, 17 лет, учусь в десятом классе. Мама рассказала мне о волонтерах. Я долго думала, куда поступать. Я хочу работать с детьми. Может быть, пообщавшись с детьми как волонтер, я пойму, мое это или нет.

— Алексей, программист. Опыта работы с детьми у меня нет, но есть племянники. Моя знакомая работает в хосписе в Петербурге, она пишет, что даже очень тяжелого ребенка можно вытащить, если к нему проявлять внимание. Я хочу попробовать. Могу приходить раз в неделю.

— Ольга, студентка МПГУ. Буду работать со сложными детьми, и волонтерство мне поможет. Я готова оба выходных отдавать работе в интернате.

— В Москве семь детских домов-интернатов для детей с ментальными особенностями, мы работаем с тремя из них,— объясняет Надежда Сыркина. — Волонтеры, которые идут работать в эти интернаты, будут проходить обучение в службе "Милосердие" и в ЦЛП.

Краткая вводная часть для начинающих волонтеров предельно проста: специалисты объясняют, что такое детские дома-интернаты и для чего там нужны волонтеры.

В детских домах живут обычные дети, в детских коррекционных домах — дети с умственной отсталостью средней и легкой степени, а в детских домах-интернатах (ДДИ) — дети с глубокой умственной отсталостью. Волонтеры нужны везде, но в ДДИ они просто необходимы. В них есть отделения для детей, которые могут ходить, бегать, гулять — это, например, дети с синдромом Дауна. Таким детям нужны волонтеры-друзья, которые могли бы с ними побегать во дворе или покататься на горке. А еще есть отделения милосердия, где живут дети, которые часто не сидят, не ходят, а иногда и пищу получают через зонд. Это самая незащищенная группа в сиротской системе. Этим детям не хватает внимания, потому что в группе около 20 лежачих детей, а работают с ними всего две няни и одна воспитательница, которые должны успеть всех покормить, помыть и переодеть. Вины персонала в том, что он не может уделить ребенку достаточно внимания, нет — у персонала график и режим дня, и санитарка не может кормить одного ребенка полчаса. Но именно эти полчаса могут быть предельно важными для развития ребенка. Многие дети в отделении милосердия не гуляют каждый день, потому что три женщины не в силах вывезти на улицу 20 детей в колясках одновременно.

От того, что у ребенка нет индивидуального контакта с близким взрослым, ему не хватает стимула для внутреннего развития: он не пытается сесть, встать, заговорить. Поэтому многие дети в системе отстают в развитии больше, чем такие же дети в семье.

Весной 2013-го правительство пригласило представителей НКО, занимающихся проблемами детей-сирот и детей с особенностями развития, в специальные комиссии, которые должны были проверить учреждения психоневрологического типа для взрослых и детей. Весь 2013 год комиссии работали в регионах — и работают до сих пор. В результате таких проверок специалисты разработали список современных требований к содержанию детей в ДДИ: в отделениях милосердия надо вынимать детей из кроватей и выкладывать на пол со специальным покрытием; необходимо учить ребенка самостоятельно принимать пищу; у каждого ребенка должно быть личное пространство: тумбочки, картинки на стенах, игрушки; а главное — ребенку необходим близкий взрослый. "У ребенка в таких учреждениях нет личной привязанности,— говорит Надежда Сыркина.— Каждый день в группе работают три человека — няни и воспитатель. Они работают посменно. В неделю через группу проходит 18 взрослых человек. А кроме них — медсестра, врач и волонтеры. Поэтому важно, чтобы у ребенка появился один близкий человек — это поможет ему развиваться".

Сегодня выполнить все эти требования в интернатах возможности нет — детей много, специалистов мало. Именно в этом и могут помочь волонтеры.

Задача волонтера — не спорить с персоналом, а помочь ему в уходе за ребенком. Если идти в интернат с таким настроем, то все получится. При этом волонтер не выполняет работу санитарки, это скорее помощник воспитателя, который уделяет ребенку чуть больше времени, чем было до сих пор. Волонтер может гулять с ребенком на улице, показывать ему небо, солнце, цветы и объяснять, какого все это цвета; волонтер может дать ребенку понюхать цветок или послушать, как кричит птица. Если волонтер приходит не только гулять, но и ухаживать за детьми в группе, он может ребенка покормить — не торопясь, глаза в глаза. Все эти действия направлены на то, чтобы ребенок почувствовал себя личностью.

После вводной лекции все смотрят видеосюжет о сестрах милосердия в детском доме-интернате N15. Сестры от православной службы добровольцев "Милосердие" — это те же волонтеры, только профессиональные. Они проводят в группе целый день: умывают детей, кормят, одевают, гуляют, играют, укладывают спать.

— Сестры милосердия имеют медицинское образование,— объясняет волонтерам Анна Битова.— Вы не сможете сразу прийти и работать в группе: сначала нужно пройти курс обучения, чтобы понимать, как кормить ребенка с органическими нарушениями, как его брать на руки, какую ему можно давать нагрузку, а какую нельзя. Но вы уже можете гулять с детьми, это для них очень важно.

Погулять с ребенком волонтер, который прошел вводную лекцию в ЦЛП, может сразу после нее. Если он не разочаруется и поймет, что сможет приходить и дальше, его пригласят на первый обучающий курс в ЦЛП. Это однодневный семинар, где расскажут об особенных детях. Чтобы получить пропуск в интернат, волонтеру нужно сдать медицинские анализы.

2 апреля вышел приказ Департамента соцзащиты населения города Москвы, в котором определен новый порядок требований к волонтерам: теперь добровольцы, которые приходят в детское учреждение гулять с детьми, должны сдать: анализ крови на ВИЧ, гепатит В и С, сифилис; посев из зева и носа на дифтерию; пройти флюорографическое обследование органов грудной клетки. Анализы сдаются однократно, флюорографическое обследование делается один раз в год. Если волонтер намерен участвовать в уходе за ребенком в самой группе — кормить, мыть, играть,— то для него список анализов в два раза длиннее.

Примечательно, что это первый приказ в России, обязывающий руководителей организаций для детей-сирот "рассматривать работу по взаимодействию с НКО как обязательное условие проведения системной работы с воспитанниками... по развитию навыков самообслуживания, бытовых и социальных навыков, творческому развитию воспитанников, расширению их кругозора и оказанию психологической поддержки". Другими словами, городские власти обязывают руководителей детских домов и интернатов сотрудничать с волонтерами.

Это можно считать важным шагом в расширении влияния НКО на сиротскую систему.

Правовые основы волонтерства в России были заложены еще в 1990-е, но о том, кто такие волонтеры, страна впервые узнала после лесных пожаров лета 2010 года и трагедии в Крымске. Олимпиада в Сочи внесла свои коррективы в представления о волонтерстве — у многих граждан оно теперь ассоциируется с помощью в обслуживании Игр.

"Мы начинали свой проект в детских домах и интернатах в начале 1990-х,— говорит координатор "Милосердия" Марина Васильева.— Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов) тогда еще был простым священником, он впервые попал в детский дом-интертнат для детей с глубокой умственной отсталостью — отделения милосердия прятали от посторонних глаз, для этих детей не хватало рук, внимания, заботы.

Продолжение статьи вы можете прочитать на сайте правообладателя - ИД "Коммерсантъ": Журнал "Коммерсантъ Власть" №16 от 28.04.2014

#####