Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

18.01.2016 "Раньше нас просили уйти с детской площадки. Сейчас такого не происходит"

Ольга Алленова

Волонтерство в России превращается в особый вид альтернативной гражданской активности, потому что социальное пространство, по сравнению с политическим, быстрее поддается реформам и переменам. "Власть" начинает серию публикаций о волонтерах в современной России. Первый материал — о том, зачем нужны волонтеры в детских сиротских учреждениях и что они могут изменить в жизни российских детей.

В пятом "В" классе тихо, три ребенка сидят на стульчиках или в инвалидных колясках спиной к двери, так что мне удается остаться незамеченной. Учитель говорит:

— К нам пришел гость, Маша,— и показывает на большую куклу.— А гостей нужно...

— Угощать,— подсказывает Андрей.

— А чтобы угощать, нужен...

— Стол,— отвечает Андрей, показывая на картинку в руке учителя.

— Молодец,— одобрительно кивает Татьяна Гегина, учитель коррекционной школы N25 Петроградского района Санкт-Петербурга, оказывающей услуги по надомному обучению в детском доме-интернате Павловска.

Помимо Татьяны Гегиной на занятиях присутствует педагог интерната и волонтер Санкт-Петербургской региональной общественной благотворительной организации "Перспективы" — на каждого ребенка один взрослый. Для чего взрослых нужно так много, становится понятно, когда Андрей из-за усталости и перегрузки перестает реагировать на учителя. Тогда волонтер идет с Андреем в игровую зону класса, а учитель и воспитатель продолжают заниматься с оставшимися детьми. В соседнем классе, девятом "В", воспитатель "Перспектив" и учитель 25-й школы проводят урок с помощью пиктограмм — особенные дети отлично понимают этот язык. Задача педагога — научить Даню и Катю узнавать себя и одноклассников на фотографиях. Для каждого ребенка педагоги составляют план на год: в конце этого учебного года Катя должна перестать делать вид, что вокруг никого нет, и понемногу начать контактировать со сверстниками, а Даня — различать картинки и цвета. Процесс обучения долгий, трудный, дети устают, и им необходимы передышки. Даня получает в руки колотушки и радостно стучит ими, а Катя лежит на специальном покрытии в игровой зоне с бусами в руках. "Вообще мы бусы детям не даем, но Катя, кроме бус, ничего не признает",— объясняют педагоги.

Павловский детский дом-интернат (ДДИ) N4 — огромное учреждение: в четырех корпусах живет 300 детей. Всем отделениям присвоен статус "милосердие" — это значит, что здесь живут дети с тяжелыми и множественными нарушениями развития. Один из корпусов был успешно реформирован в рамках известного регионального проекта питерских ученых "Как дома" и стал образцовым отделением семейного типа. Тут уютные маленькие группы, разделенные на спальни и гостиные, в каждой — 5-7 детей, которые живут с постоянными воспитателями. Дети с утра до обеда учатся в школе. В 4-м корпусе (11-м отделении) все по-другому. Отсюда в школу никто не выезжает, классы оборудованы прямо в корпусе, где дети живут. В них учатся чуть больше 40 детей из 88, с остальными педагоги надомного обучения занимаются индивидуально.

Пока иду по коридору, то и дело встречаю волонтеров или учителей, везущих детей в инвалидных колясках на занятия или с занятий в группу. В фойе волонтер что-то читает ребенку в коляске.

Это уникальное отделение, в котором работают кроме сотрудников интерната 50 педагогов из 25-й коррекционной школы и 30 сотрудников благотворительной организации "Перспективы" (педагоги, психологи, специалисты по адаптивной физкультуре и волонтеры). На двери каждой группы висит индивидуальное расписание: фото ребенка, его имя и название ежедневных занятий. Воспитатель в группе знает, в котором часу придет педагог по развитию речи за Ваней и когда у Саши начинается занятие адаптивной физкультурой (АФК). К этому времени Ваня или Саша должны быть одеты — волонтер постучит и заберет ребенка на занятие. "Мы стараемся сделать так, чтобы посторонние в группы не заходили",— поясняет заведующая отделением Ирина Семенова. Раньше все занятия проходили в группе: к каждому ребенку приходили педагоги, дефектологи, арт-терапевт, психолог, логопед. В итоге за день ребенок видел 15-20 взрослых людей, с которыми у него не было никаких отношений. Два года назад интернат стал сотрудничать с кафедрой психологии Санкт-Петербургского госуниверситета, и психологи объяснили, что ребенок должен меньше видеть посторонних людей внутри "своего дома" — группы, где пока еще живет от шести до девяти человек. Ему важно чаще общаться с постоянным воспитателем, тогда формируется привязанность к взрослому, и ребенок лучше развивается. С тех пор группа стала своего рода сакральным пространством — здесь могут работать только постоянный штатный воспитатель, педагог "Перспектив" и волонтер.

Самая тяжелая группа в этом отделении похожа на палату: здесь на специальных медицинских кроватях лежат дети с гастростомами, двое из них перенесли недавно операции на тазобедренных суставах в институте Турнера. Девушка в красной футболке и шортах держит за руку одного из неподвижных воспитанников, другой рукой изображая какое-то смешное действие с игрушкой — ребенок на секунду концентрирует взгляд и улыбается. Он не понимает действия с игрушкой, но ему нравится, что рядом с ним стоит знакомый человек и держит его за руку. Кейт приехала полтора года назад из США как волонтер от одной из христианских церквей Америки. Ей 26 лет, она окончила медицинский колледж и имеет квалификацию медсестры. "Я приехала, потому что хотела быть волонтером и всегда хотела увидеть Россию",— объясняет она. Кейт прослушала курс лекций по уходу за детьми с тяжелой инвалидностью, который "Перспективы" проводит для всех новичков-волонтеров, и уже второй год приходит в этот ДДИ.

Живет она в Петербурге и каждый день встает в 5:30, чтобы успеть на электричку до Павловска. Ее рабочий день начинается в восемь. Одна из особенностей работы волонтеров "Перспектив" заключается в том, что они приходят к своим подопечным каждый день. Другая особенность — они получают от свой организации компенсацию в размере 10 тыс. рублей, которая покрывает расходы на транспорт и сэндвичи.

Кейт проводит здесь весь день: играет с детьми, кормит их, умывает. В 16 часов она уезжает в Петербург, где ее ждет подработка — она преподает английский язык студентам.

— Вам нравится такая жизнь? — спрашиваю я.

— Да, очень! Я люблю Россию. Люблю детей. Мне нравится Павловск. Я не хочу отсюда уезжать.

В Павловске волонтеры "Перспектив" появились еще в 1996 году. Иностранных волонтеров в 11-м корпусе сейчас половина — 7 из 16. В основном это добровольцы из Германии: учредитель "Перспектив" Маргарита фон дер Борх, 20 лет назад открывшая в Петербурге эту организацию, предложила идею волонтерского обмена между странами. "В Германии многие молодые люди, окончившие колледж, становятся волонтерами на год,— рассказывает педагог "Перспектив" Дарья Нефедова.— Этот добровольный социальный год засчитывается им при дальнейшем обучении в институте. Государство поощряет это, потому что такое волонтерство развивает молодого человека, помогает ему увидеть самых слабых граждан и понять, почему государство им помогает. И общество там очень толерантно относится к самым слабым и беззащитным людям — практически каждый молодой человек лично общался с такими людьми. Многие ребята из Германии в рамках этой программы стали приезжать в Россию, а наши российские волонтеры уехали на год в Германию. Я тоже была волонтером "Перспектив" в Петербурге, потом уехала в Германию на целый год, работала координатором подразделения волонтеров в детском саду Монтессори, заодно училась. Сейчас учусь на психолога. У волонтера здесь обычно есть только два пути — или отработать год и уйти, или пойти учиться и продолжать работать уже в другом качестве. Я решила остаться и работать с детьми".

Другой педагог "Перспектив" Наталья Зверева год работала волонтером в лечебно-педагогической школе в Германии. "Я вообще-то инструктор детско-юношеского туризма, а в "Перспективы" пришла, потому что хотелось помогать детям, которые лишены возможности жить обычной детской жизнью. Потом был год в Германии, и он помог мне увидеть, как могут и должны жить дети с инвалидностью. Я решила стать специалистом адаптивной физкультуры, чтобы работать с детьми здесь постоянно".

— Что именно вас привлекает в этой работе?

— Дети,— просто отвечает Наталья.

Продолжение статьи вы можете прочитать на сайте правообладателя - ИД "Коммерсантъ": Журнал "Коммерсантъ Власть" №2 от 18.01.2016, стр. 12

#####