Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

07.05.2016 Вне зоны доступа

Ольга Алленова, Сэсэг Тубанова

Представители общественных организаций, Общественная палата РФ и президентский Совет по правам человека намерены создать механизм допуска волонтеров и общественных комиссий в закрытые социальные учреждения для обеспечения их большей прозрачности. Это должно остановить волну насильственных действий в детских домах, психоневрологических интернатах, домах престарелых.

К середине мая Совет по правам человека при Президенте России (СПЧ) планирует внести поправки в федеральный закон об "Общественном контроле", которые позволят, в частности, самому СПЧ участвовать в общественных проверках социальных учреждений. "Мы регулярно получаем информацию из регионов о нарушениях в детских интернатах, но эти учреждения закрытые, и, чтобы их посетить, нужно быть субъектом общественного контроля,— говорит ответственный секретарь СПЧ Яна Лантратова.— По закону субъектами общественного контроля являются Общественная палата и общественные советы при министерствах и ведомствах. Поэтому мы планируем внести поправки, которые расширят список субъектов общественного контроля".

Напомним, в конце марта заместителю директора по режиму Рефтинского специального профессионального училища закрытого типа N1 предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий и истязании несовершеннолетних. Следственный комитет (СК) России возбудил уголовное дело после обращения членов СПЧ, встретившихся с воспитанниками учреждения. По версии следствия, обвиняемый с февраля 2014 по ноябрь 2015 года систематически наносил побои несовершеннолетним воспитанникам учреждения. 28 апреля в СПЧ, по словам госпожи Лантратовой, пришло письмо из СК РФ, в котором говорится, что именно отсутствие общественного контроля привело к совершению преступлений в отношении воспитанников рефтинского училища. Таким образом, СК РФ косвенно поддержал инициативу общественников о создании механизма общественного контроля. По словам Яны Лантратовой, это не единственный случай, когда после обращения СПЧ в СК РФ о правонарушениях, обнаруженных волонтерами, возбуждалось уголовное дело: "Таким же образом всплыли случаи жестокого обращения в Забайкальском крае, в Марий-Эл, в Свердловской области".

Впрочем, расширение списка субъектов общественного контроля лишь частично решает проблему доступа в закрытые социальные учреждения. Сегодня даже представители Общественной палаты РФ (ОПРФ) не могут "внезапно" зайти в психоневрологический интернат (ПНИ) или детский дом-интернат для детей с умственной отсталостью: на практике им приходится согласовывать свои проверки с самими учреждениями или региональными министерствами и ведомствами. Но даже после согласования руководство непосредственного интерната может не впустить общественную комиссию. В январе этого года в московском ПНИ N30 совершила самоубийство жительница учреждения, запертая в изолятор на 18 дней, из этого же интерната ранее поступала информация и о других нарушениях прав проживающих там граждан. Член ОПРФ Елена Тополева-Солдунова инициировала общественную проверку учреждения, согласовав ее с департаментом соцзащиты населения города Москвы, но когда комиссия пришла в учреждение, администрация ПНИ не разрешила им начать проверку. Только спустя час, после звонков участников проверки руководителю департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Владимиру Петросяну директор ПНИ вынужден был ее разрешить.

Продолжение статьи вы можете прочитать на сайте правообладателя - ИД "Коммерсантъ": Газета "Коммерсантъ" №79 от 07.05.2016, стр. 3

#####