Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

30.09.2016 «Люди хотят лучших условий, и система интернатов падет под их натиском»

Генеральный директор компании Senior Group Алексей Сиднев рассказал Ольге Алленовой, что нужно сделать для того, чтобы россияне в домах престарелых жили, а не доживали.

В Москве и Московской области в частных пансионатах для пожилых 5,5 тыс. мест и большинство учреждений не соответствуют базовым требованиям. Почему?

Потому что более всего востребованы пансионаты экономкласса. А если в частном пансионе для пожилых людей цена за услуги невысокая, будут экономить. На чем можно экономить? На медицине, на уходе. И проверить это трудно: в стране нет стандартов, где было бы сказано, что, если у вас под одной крышей живут десять человек, на них должны приходиться две-три медицинские сестры и одна сиделка. И пока такие стандарты не приняты, любую квартиру можно назвать социальной гостиницей, принимать там людей с тяжелыми расстройствами, обеспечивая им при этом только крышу над головой и формально не нарушая закон.

И для этого не нужна лицензия?

Нет, на оказание социальных услуг с обеспечением проживания лицензия не нужна. И это нормально. Для того чтобы оказать социальную услугу, принести еду, отвезти человека в театр или погулять с ним в парке, не нужна лицензия, а нужен более или менее подготовленный персонал. А вот для того, чтобы заниматься долгосрочным медицинским уходом, нужны медицинская лицензия и специально обученный персонал. У нас же и уход, и медобслуживание в домах престарелых называют социалкой. Необходимо разделять: в медицине лечат, но не ухаживают, а в социалке ухаживают, но не лечат.

То есть ничего незаконного в дешевых домах престарелых не делают?

Если не нарушают прав людей в части оказания социальных услуг, то нет. Но проверить это трудно. Если посмотреть на опыт закрытия таких учреждений, то большинство попыток неудачные. Прокуратура приходит только по жалобе, а жалуются родственники редко. Но даже если прокуратура выносит предписание о необходимости прекратить деятельность этого частного предприятия, то закрывается одно юридическое лицо и открывается новое. А поскольку оно новое, прийти туда нельзя: на него нет жалоб, родственники довольны, а они довольны, потому что дома этому человеку все равно было бы хуже. Родственники не знают, как вообще должна быть устроена жизнь пожилого, больного человека в стационарном учреждении, поэтому им в принципе все нравится. Эти учреждения перекрашиваются, переименовываются, открывают новый сайт и работают как раньше. То же самое место, тот же персонал, только название другое: «теплые беседы», «вкусные обеды», «сладкий чай». И никто не знает, что там внутри происходит. Понятно, что там будут проблемы. Потому что невозможно профессионально ухаживать за людьми, если у вас 100 психоневрологических бабушек, оставленных без надлежащего внимания.

А как это устроено в других странах?

В Бельгии, например, есть закон: если под одной крышей живут три пожилых человека, надо получить разрешение от властей. Например, вы привезли к себе двух своих тетушек и одного дядюшку — идите в социальную службу и говорите, что у вас живут эти люди. Вас поставят на учет, вам будут помогать, а иначе вы нарушаете закон.

Что делать с такими учреждениями, если их нельзя закрыть?

Да, закрыть их уже нельзя. Был момент, когда это нужно было сделать, но он прошел. Сейчас огромное количество людей пользуются их услугами. Закрыв эти учреждения, мы вернем всех бабушек и дедушек в квартиры их детей, которые не могут за ними ухаживать. Этих заведений стало так много, и все к ним уже так привыкли, что разом их закрыть нельзя. Но необходимо что-то делать, чтобы изменить систему.

И первое, что нужно сделать,— разрешить соплатеж родственников и государства. Если государство заплатит 20 тыс. руб., а семья доплатит те самые 40 тыс. руб., которые она платит и сейчас этому частному пансиону, то поставщик социальных услуг получит 60 тыс. руб. И если за 40 тыс. руб. невозможно оказать квалифицированный полноценный уход, то за 60 тыс. можно. И тогда уже общество и государство совместно могут повысить и требования к качеству предоставляемых услуг. Почему сегодня частные компании, занимающиеся уходом за пожилыми людьми, не инвестируют в безопасность, не нанимают больше персонала, не платят белую зарплату сотрудникам? Потому что семья может платить за своего дедушку только 40 тыс. руб., а больше она не потянет. И она обращается туда, где эти услуги некачественные.

Было подсчитано, что за 40 тыс. руб. оказать качественные услуги невозможно, а за 60 тыс. уже возможно?

Да, 60 тыс. руб. в месяц — это тот минимум, при котором возможен качественный уход.

Продолжение статьи вы можете прочитать на сайте правообладателя - ИД "Коммерсантъ": еженедельный аналитический журнал "Власть" от 30.09.2016

#####