Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

06.06.2016 "Открывали дверь, ставили еду на пол, закрывали дверь"

Ольга Алленова, Роза Цветкова

Опубликован отчет комиссии Общественной палаты РФ по итогам общественного мониторинга московского психоневрологического интерната (ПНИ) N30. Его вывод: в существующей системе ПНИ даже пристальное внимание общества не может защитить жителей интернатов от нарушений их прав.

Первый мониторинг ПНИ N30 общественная комиссия проводила в январе-феврале 2015 года. По его итогам был опубликован отчет, в котором сообщалось о незаконном лишении граждан, живущих в ПНИ, дееспособности и свободы; о незаконном использовании изоляторов; об отсутствии ежедневных прогулок и питьевой воды в свободном доступе; о принудительной госпитализации и недобровольном лечении; а также о правилах внутреннего распорядка, изданных директором ПНИ и ограничивающих право граждан на личную переписку, прием посетителей, приобретение предметов первой необходимости и на пользование собственной одеждой. Такие меры члены общественной проверки расценили как превышение полномочий и нарушение прав и свобод граждан, гарантированных им Конституцией РФ.

Во время повторного мониторинга 25 апреля комиссия намеревалась проверить, устранены ли выявленные ранее нарушения. Авторы отчета отмечают, что на этот раз администрация не препятствовала их конфиденциальным разговорам с жителями учреждения, однако на этом список реальных изменений в ПНИ заканчивается. На вопрос членов комиссии о том, как устраняются выявленные комиссией нарушения прав людей, живущих в ПНИ, его директор Алексей Мишин ответил, что отчет комиссии он не получал и не знает, что в нем содержится. Однако по итогам январской проверки отчет был предоставлен в департамент труда и социальной защиты населения города Москвы (ДТСЗН), а глава департамента Владимир Петросян вынес директору ПНИ N30 выговор, а также издал протокол необходимых изменений в этом ПНИ.

Все изменения в учреждении носят "формально-имитационный характер", отмечает общественная комиссия. В комнатах, где живут люди, в день проверки, 25 апреля, появилась питьевая вода в бутылках, однако все бутылки были запечатаны. В 11-12 часов по территории интерната наблюдались интенсивные прогулки его жителей, однако 12 мая 2016 года, когда два члена общественной комиссии без предупреждения пришли в ПНИ N30, они увидели лишь несколько гуляющих. В комнатах для посетителей и на стендах появились распечатки законов и даже Конвенция о правах инвалидов, но напечатаны документы таким мелким шрифтом, что их невозможно признать доступным способом информирования граждан, отмечают наблюдатели.

Администрация ПНИ была осведомлена о необходимости предоставить общественной комиссии для изучения некоторые документы — например, подтверждающие законность и обоснованность распоряжения пенсиями получателей социальных услуг. Ранее некоторые граждане жаловались комиссии на то, что не понимают, куда уходит их пенсия. В ходе мониторинга выяснить это так и не удалось: документы администрация ПНИ под разными предлогами не предоставила ни во время проверки, ни после. "Непонятно, куда поступает остаток пенсии недееспособного, оставшийся после оплаты социальных услуг и покупки продуктов питания. Никакой информации об этом в отчетах опекуна нет, раздел "Средства на счетах кредитных организаций" пуст,— говорится в отчете.—... Данная ситуация не может быть прояснена... без специальных запросов, что создает крайне неприглядную картину непрозрачности финансовых потоков". Не получила комиссия и документы, подтверждающие регистрацию обращений и жалоб граждан, проживающих в интернате, к администрации ПНИ N30 — таким образом, неизвестно, имеют ли люди возможность написать хоть какую-то жалобу о нарушении своих прав и доходят ли эти жалобы до адресата. (Полный список запрошенных у администрации ПНИ N30 документов приложен к отчету).

В интернате по-прежнему практикуется принудительное содержание людей в закрытых помещениях, в частности в изоляторах. Напомним, что в январе 2016 года в этом интернате покончила с собой жительница Елена Ш., которая после выписки из психиатрической больницы провела в изоляторе ПНИ 18 дней. Собственно, ее смерть и стала поводом для первой общественной проверки учреждения. В предыдущем отчете комиссия подробно разъяснила, что людей, возвращающихся из домашнего отпуска или из больницы, нельзя держать в изоляторах — для соблюдения карантинного режима должны быть предусмотрены карантинные отделения, имеющие отдельный выход на улицу и предусматривающие отдельные комнаты для медосмотра. Однако людей, которые провели дома или в больнице более пяти дней, а потом вернулись в ПНИ N30, запирают на длительное время в изолятор — маленькую комнату, в которой, кроме кроватей, нет больше ничего.

Продолжение статьи вы можете прочитать на сайте правообладателя - ИД "Коммерсантъ": Журнал "Коммерсантъ Власть" №22 от 06.06.2016, стр. 16

#####