Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

30.06.2017 Почему подопечные ПНИ оказались на улице, разбираются в Ленобласти

Милосердие.ru

Автор: Илья Агафонов

В Ленобласти выясняют обстоятельства, при которых в числе людей, живущих на улице, оказались бывшие подопечные психоневрологического интерната. Такие случаи не должны становиться поводом для ограничения права на передвижение для живущих в ПНИ, уверены эксперты.

24 июня жительница Волхова разместила в местной группе ВКонтакте видеозапись, где рассказывается о тяжелых условиях жизни бывших подопечных филиала Волховского ПНИ в д. Кисельня.

«Психически больные люди остаются на улице. Они живут на остановках, в собачьих будках, разрушенных зданиях, где их обманывают, избивают, грабят! Инвалиды голодают, мёрзнут, каждый день находятся на краю гибели», — заявила автор видеоролика. По ее словам, обращения в местную администрацию и органы соцзащиты не дали положительного результата.

В видеоролике один из подопечных ПНИ рассказывает, что уход людей оттуда бывает вызван конфликтом с администрацией. По его словам, в таких случаях руководство и сотрудники интерната предлагают проживающим написать заявление об отказе от получения соцуслуг и покинуть учреждение.

В комментариях к записи участники обсуждения рассказывают о различных нарушениях в работе интерната. Также сообщается, что большинство проживающих там неграмотны, и готовы по указанию персонала подписать любой документ.

Люди, о которых идет речь, имеют статус дееспособных и покинули интернат добровольно, рассказал порталу Милосердие.ru заместитель директора Волховского ПНИ по филиалу в Кисельне Михаил Рыжков. По его словам, с начала года учреждение таким образом покинули несколько человек, хотя сотрудники и персонал уговаривали их остаться.

Кто-то затем сумел устроиться на работу, кто-то живет у родственников, а двое бывших подопечных, показанных в ролике, в результате отказались на улице. Один из них даже начал сбор необходимых справок для возвращения в интернат, но потом порвал документы, заявив, что хочет «еще погулять». Между тем, пройдя медобследование, бывшие подопечные могут подать заявление в органы соцзащиты, получить направление в больницу, а затем – в один из областных ПНИ.

«Если мы не будем их выпускать, они пожалуются на нас в прокуратуру. Это будет ущемлением прав, мы не имеем права их держать», — пояснил замдиректора интерната.

По словам консультанта по социально-правовым вопросам петербургской благотворительной организации «Ночлежка» Игоря Карлинского, обратившегося в связи с публикацией видеоролика в соцсетях к уполномоченному по правам человека в Ленобласти, на улице  регулярно оказываются люди, которые сбегают из интернатов, либо по каким-то причинам отказываются проживать там.

«Сама по себе доля таких людей среди бездомных не велика. Но вопрос не в количестве, а в качестве. Вопрос в глубине страданий, возможности реализации этими людьми прав, возможности этих людей защищать свои права, отстаивать их», — заявил он порталу Милосердие.ru.

По словам уполномоченного по правам человека в Ленинградской области Сергея Шабанова, им были запрошены данные о людях, покинувших все психоневрологические интернаты в регионе. В частности, от услуг Волховского ПНИ с начала 2017 года  отказались 12 человек, и двое из них в результате оказались на улице. Тем не менее, в целом ситуация с соблюдением прав подопечных ПНИ улучшилась, в 2017 году те, кто хочет покинуть интернаты, начали пользоваться такой возможностью, сообщил омбудсмен.

«Документы, которыми руководствуются ПНИ, изданы в 1978-1981 годах, — рассказал Сергей Шабанов. — Долгое время интернат работал как тюрьма. Если человек туда помещался, выбраться не было возможности. То, что 12 человек вышло оттуда в этом году, мы считаем успехом. Потому, что в предыдущие годы на все интернаты Ленобласти это были единичные случаи.

Каждый руководитель интерната боялся. Мы задавали им вопросы: а почему вы не выпускаете, не выписываете людей? И всегда слышали ответ: а вдруг что случится? Это не позволяло людям устроиться на работу, приехать по месту жительства своих родителей, встать на очередь получения жилья, чтобы вернуться к обычной жизни».

Ранее вопрос о разрешении для подопечных ПНИ покинуть его решался комиссиями, которые почти всегда отказывали в этом, и потребовалось приложить усилия, чтобы изменить эту практику, напомнил Сергей Шабанов. Принуждение проживающих в ПНИ к отказу от соцуслуг он считает хотя и возможным, но маловероятным.

Причиной того, что реализация прав и свобод подопечных ПНИ может сделать их бездомными, уполномоченный по правам человека видит в том, что система получения соцуслуг построена по заявительному принципу – ни услуги, ни информацию о них нельзя получить без соответствующего обращения. «Вам не дадут пенсию, вас не поставят на очередь, вам не скажут, что вам положена какая-то льгота, пока вы об этом не заявите», — пояснил Сергей Шабанов.

«Конкретно по этой ситуации трудно сказать, при каких обстоятельствах люди покинули интернат – с этим необходимо разобраться, — рассказала порталу Милосердие.ru юрист петербургской благотворительной организации «Перспективы» Анна Удьярова. — Но в принципе право человека жить вне интерната, свободно покидать интернат, на самом деле, существует вовсе не с прошлого года.

Признано, что люди находятся в ПНИ добровольно, реализуя свое конституционное право на свободу передвижения и выбора места жительства. На практике чаще всего в интернатах это право ограничивают, и это незаконно. В законодательстве о социальном обслуживании специально отмечено, что получатель социальных услуг в любой момент может отказаться от их получения.

Другое дело, что ему, конечно, должна быть предоставлена альтернатива. Например, если он хочет отказаться от социальных услуг в ПНИ, ему должны быть предоставлены социальные услуги на дому. К сожалению, это не всегда получается  на практике. Но, конечно, нельзя говорить, что из-за того, что люди могут оказаться в такой ситуации, стать бездомными — допустимо ограничивать их конституционные права на выход из интерната.

В соответствии с законом, человек должен иметь возможность покинуть ПНИ. Но в интернатах должны быть созданы такие условия, чтобы у человека не возникало такого желания — покинуть интернат и жить даже на улице, только бы не в интернате.

— Как обстоит дело с соблюдением прав человека в ПНИ? Могут ли оттуда выгнать пациента?

—  Сведения, которыми мы владеем – в первую очередь касаются психоневрологических интернатов Петербурга. Но мы бываем в интернатах и в Москве, участвуем в проверках, общаемся с коллегами из других регионов. Можно говорить о том, что ситуация примерно одна и та же.

Конечно, права проживающих там нарушаются. И как раз одно из типичных ограничений конституционных прав — запрет выходить за пределы интерната, часто даже за пределы отделения. То есть — ограничение свободы передвижения человека.

Много и других нарушений: используется в качестве наказания госпитализация, лекарственные препараты применяются без согласия самого человека, качество социальных услуг часто не соответствует стандартам. Но с тем, чтобы именно выгоняли из интерната, мы не сталкивались.

Наоборот, обычно бывает, что человек хочет выйти из интерната, а ему в этом разными способами препятствуют. Не предоставляют жилье, положенное по закону (например, если он выпускник детдома), требуют доказать, что он может жить самостоятельно. Отказывают в выписке людям, у которых нет жилья. Не выдают документы.

Есть случаи, когда люди просто сбегают из интерната. Хотя слово «побег» здесь не совсем уместно, поскольку ПНИ — не место лишения свободы. Но именно такие формулировки используют и проживающие в интернатах, и сотрудники.

Когда человеку становится совсем невыносимо, он пытается сбежать. Тогда администрация обращается в полицию, его ищут. Человек часто убегает без документов.

Если кого-то выгонят из интерната, когда он хочет там остаться — конечно, это тоже нарушение. Это недопустимо. Но мы пока не сталкивались с такими случаями.

— В комментариях к ролику о бывших подопечных ПНИ в Кисельне говорится, что 90% таких людей неграмотны, и подпишут любую бумагу…

— По нашему опыту, неграмотные в интернатах действительно есть, хотя и не в таком количестве, конечно. Проблема, скорее, в другом: эта система предполагает, что человек зависит от сотрудников интерната. И его очень легко заставить подписать любой документ, с этим мы сталкиваемся постоянно.

Потом они обращаются к нам за юридической помощью, мы понимаем, что они грамотны. Но сотрудники интерната не разъясняют, что именно за  документ дается на подпись — просто говорят: вот, подпишите. Не выполняют, таким образом, свои обязанности, поскольку они должны информировать.

— Получается, злоупотребление свободой – неизбежное следствие соблюдения прав подопечных ПНИ?

— Да, это так. Юридически недопустимо ограничивать конституционные права граждан. Но нужно создавать условия, чтобы у человека не было такого выбора: либо на улице, либо в таких условиях, где он не может жить. Основные принципы правового государства — ограничение свободы только по суду».

"Особый дом" благодарит портал Милосердие.ru за разрешение на републикацию материала.

#####