Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

03-10.2004 Свадьба с благословения... прокурора

Обновление от 30.05.2016 г.:

Сегодня нам написал Николай Егоров, герой публикаций.

Вот текст обращения:

"Ваша редакция писала о нас статью 03-10.2004 Свадьба с благословения... прокурора

Так вот: Редактору проекта Особый дом

От Егорова Николая и его семьи

Спасибо огромное Вам и всем тем, кто в 2004 году принял активное участие в судьбе нашей семьи! Сегодня 2016 год, мы получили отдельную квартиру и ждем пополнения в семье: у нас скоро родиться девочка.

Сегодня со всей подробной информацией Вы можете ознакомиться на нашем официальном сайте: http://николай-егоров.рф

С уважением Егоров Николай"

***

В 2004 году "Аргументы и факты" опубликовали серию статей, в которых рассказали историю Николая и Ольги Егоровых, инвалидов с детства, которым пришлось отстаивать свое право на личное счастье с помощью прокуратуры.

"Свадьба с благословения... прокурора"

24/03/2004

Бывает, что самое простое человеческое счастье дается с боем. "АиФ-Петербург" уже рассказывал о ситуации, когда, чтобы вступить в брак, жениху-инвалиду пришлось совершить побег из психиатрической больницы, а невесте - выяснять отношения с родителями через милицию ("АиФ-Петербург", N 44, 2002 г.).

Герои этой истории Николай и Ольга Егоровы, инвалиды с детства, доказывали свое право на личное счастье с помощью прокуратуры.

Подкидыш

Коля - подкидыш. 25 лет назад только что родившегося малыша, завернутого в одеяло, нашли на асфальте в центре Питера. Какая-то добрая душа подобрала младенца и отнесла в приемный покой ближайшей больницы. Кто Колины родители, какая нужда заставила их так жестоко обойтись с сыном, он до сих пор не знает. Как у всех детдомовских, у него осталась несбыточная мечта их найти.

Потом был обычный для таких, как он, путь: дом ребенка, затем детский дом для детей с задержкой умственного развития. Если малыш лежит день-деньской в казенной кроватке, если рядом нет мамы, которая хлопочет над ним и агукает, задержаться в развитии ничего не стоит. Ведь чтобы задержки не было, нужно, чтобы кто-то малыша развивал.

С Колей судьба обошлась особенно сурово. Ему влепили диагноз "олигофрения в стадии имбецильности". Для тех, кто не знает: имбецильность - это глубокая умственная отсталость. Имбецил не способен к обучению и труду, нуждается в постоянной опеке. Чем руководствовался тот врач, что выносил приговор, сейчас уже не узнать. Но то, что диагноз не имеет к Коле никакого отношения, можно убедиться, поговорив с ним несколько минут. Он - нормальный, здраво рассуждающий человек.

- Когда я был маленьким, до меня не очень доходило, что значит этот диагноз. Когда повзрослел, понял, что это - не мое. Только ярлык повесили...

В детском доме Коля окончил 10 классов, обучаясь по специальной программе. Его и еще одного парня хотели даже перевести в нормальную школу, но не получилось. При детском доме был производственно-технический комплекс, и Коля работал там слесарем, делал детали для станков. В 16 лет он закончил десятилетку.

- По закону мне положено жилье. И раньше, в 1970-1980-е, выпускникам детских домов жилье давали. Но когда я кончал, получить его было уже нереально.

С таким диагнозом дальнейший жизненный путь предопределен: учреждение с выразительной аббревиатурой ПНИ - психоневрологический интернат. Вопреки бытующему мнению, там живут не только выжившие из ума старики. В таких интернатах полно молодых инвалидов. Там Николай и встретил Ольгу - свою "половинку".

Восточный танец

Будь судьба к Николаю более благосклонна, он бы пошел по музыкальной части. Он хорошо поет и любит танцевать. В детском доме был вокально-инструментальный ансамбль, Коля там играл на бас-гитаре. Особенно нравились песни группы "Битлз". В ПНИ тоже была музыкально-хореографическая группа "Мьюзик стэйшн". О ее руководителе, хореографе Елене Павловне Шуваловой, у Николая самые теплые воспоминания.

Однажды готовились к какому-то празднику, репетировали восточный танец. Николай оказался в одной паре с Ольгой. Они двигались в такт медленной музыке, касались друг друга руками. На его взгляды девушка отвечала загадочной полуулыбкой. Николай понял, что пропал... Так начиналась их любовь.

Олина судьба похожа на Колину, как две капли воды. Тоже не знает своих родителей. Тот же стандартный путь: дом ребенка, детский дом, ПНИ. Та же инвалидность 2-й группы. Тот же диагноз-приговор. Они понимали друг друга с полуслова.

Жизнь в ПНИ не способствует любви. И Коля, и Оля жили в палатах, он - на мужской половине, она - на женской. Но их счастью ничто не могло помешать. Встречались на репетициях, концертах, вместе гуляли. У них даже романтическое путешествие было. Вместе с музыкальной группой ездили в Одессу. Нигде, кроме Питера, не бывавшие, они впервые оказались на юге, бродили по приморскому бульвару, вдыхали свежий морской воздух. Яркие цветные фотографии той поры они хранят до сих пор.

Их роман не был скоропалительным. Шесть лет дружили, прежде чем Николай решился сделать Ольге предложение.

"Ты родишь дебила"

К тому времени Николай перешел в другой ПНИ, с более мягким режимом, Оля же оставалась в прежнем. Когда она заявила о своем намерении выйти замуж и родить ребенка (она уже была на втором месяце беременности), это вызвало скандал.

- Там не разрешают женщинам рожать. Если залетела, сразу берут анализы и ведут на аборт. Оле говорили: "Кто тебе разрешил выходить замуж, иметь ребенка? Ты родишь дебила". Ей не выдавали паспорт, чтобы мы могли расписаться. Однажды я пришел к ней и узнал, что у нее уже взяли кровь из вены для аборта. Понял, что мы вот-вот потеряем нашего ребенка.

Николай обратился в прокуратуру. Ведь ни он, ни Ольга не ограничены в дееспособности и, как все граждане, имеют право вступать в брак и заводить детей. Реакция последовала незамедлительно. Благодаря вмешательству прокурора 24 сентября прошлого года их брак был зарегистрирован. Правда, незадолго до этого Коле пришлось удариться в бега.

...Рано утром его разбудила медсестра:

- Вставай, собирай вещи в "закрытку". На тебя телефонограмма пришла.

"Закрыткой" в ПНИ называется специальная палата, где держат под надзором буйных больных. Николай сразу понял, в чем дело. Накануне, когда он приходил к Ольге, произошло бурное объяснение с медперсоналом. Он тогда пригрозил воспитательнице: "Не трогайте Ольгу, а то хуже будет". Реакцией на угрозу и была телефонограмма. Николай понимал, что если он окажется в изоляции, Ольга вряд ли сможет отстоять ребенка. Под каким-то предлогом выйдя из палаты, он быстренько спустился вниз по лестнице и был таков. Месяц он не показывался в своем учреждении, жил у друга. За это время страсти улеглись. Главное было сделано: они с Ольгой стали мужем и женой.

С милым рай и в курилке?

Как у большинства молодых семей, главная проблема у Егоровых - жилищная. Ольга переехала в ПНИ, где живет Николай. Им даже выделили комнатку - бывшую курилку площадью 5 кв. метров. Сейчас Коля делает там ремонт. Побелил потолок, покрасил стены.

- Будет не комната - конфетка. Но пока живем раздельно.

Однако бывшая курилка, даже ставшая "конфеткой", не решает их проблем. ПНИ - совершенно неподходящее место для маленького ребенка. Николай добивается для своей семьи нормального жилья.

Битву за жилплощадь он начал давно. Ходит по инстанциям, пишет бумаги. Ему не отказывают: закон на его стороне. Согласно 37-й статье Жилищного кодекса, Николай имеет право на внеочередное предоставление жилья. В Адмиралтейском районе, том самом, где его, новорожденного, когда-то подобрали на улице, он стоит на жилищном учете. Но оказалось, что у "внеочередников" тоже своя очередь, и она тянется и тянется. Между тем ребенок у Николая с Ольгой родится уже в апреле.

- Нам нужно только жилье. Я знаю, что смогу обеспечивать Ольгу, смогу поднять на ноги ребенка. Я вполне самостоятельный человек.

Материально семейная пара отнюдь не шикует. На руки каждый из супругов получает ежемесячно по 300 рублей. Это четвертая часть пенсии по инвалидности. Остальные 75% идут на содержание в ПНИ. Николай до последнего времени работал санитаром в больнице, Ольга - уборщицей. Со временем Коля намерен пойти работать мастером по ремонту обуви, эту специальность он приобрел в реабилитационном лицее для инвалидов.

У Ольги и Николая на безымянных пальцах правой руки - купленные в ломбарде тоненькие обручальные колечки. Когда родится ребенок, супруги отметят свадьбу по-настоящему и обвенчаются в церкви. Уже известно, что у них будет мальчик. Даже имя ему придумали - Станислав, в честь лучшего Колиного друга.

***

"Диагноз"

02/06/2004

Герои нашей публикации "Свадьба с благословения прокурора" ("АиФ-Петербург", N 12, 2004), бывшие воспитанники детского дома, инвалиды с детства Николай и Ольга Егоровы оказались пораженными в правах, потому что живут в закрытом учреждении - психоневрологическом интернате (ПНИ). Сейчас в жизни Егоровых начался новый этап борьбы. Они добиваются права воспитывать своего маленького сына.

Стасик

Ольга родила 4 апреля. Из ПНИ-3 в Старом Петергофе ее отвезли по "скорой" в роддом в Купчине. Николай присутствовал при родах. Они прошли благополучно. На свет появился мальчик весом 3 кг, ростом 52 см. И мать и дитя чувствовали себя хорошо.

Но в то время как другие счастливые мамаши уезжали со своими младенцами домой, пути Ольги и ее новорожденного сына Стасика разошлись. Молодая мама вернулась в ПНИ, а малыша отправили в другое закрытое учреждение - дом ребенка. Ольга вынуждена была написать заявление о помещении туда сына на полгода "в связи с отсутствием жилищных условий".

ПНИ

5-метровая комнатка, бывшая курилка, выделенная семье Егоровых в ПНИ, кажется номером люкс по сравнению с 6-12-местными палатами, где живут обитатели интерната. Даже холодильник есть. Но приносить туда ребенка руководство ПНИ запретило категорически.

- По уставу, в интернате могут находиться только взрослые люди старше 18 лет, - говорит директор ПНИ-3 Олег Поспелов. - Детям здесь жить нельзя. Возможны инфекции, всякие эксцессы со стороны психически больных. Будущее этой семьи я вижу в выписке из интерната и предоставлении им жилья в городе. По закону они имеют на это право.

- Очень немногие проживающие в интернате способны жить самостоятельно, - говорит главный врач Александр Ильин. - Случай с Егоровыми - совершенно нетипичный. Устойчивые семьи среди психически больных складываются крайне редко. Ольга и Николай любят друг друга и хотят воспитывать ребенка, но в интернате для этого нет условий. Нужно, чтобы им дали жилье. А вообще, такое заведение, как наше, должно иметь несколько корпусов - мужской, женский, корпус для лежачих больных и корпус квартирного типа для больных с небольшими отклонениями, где они могли бы жить семьями.

На вопрос о том, как могло случиться, что деятельному, работящему, здраво рассуждающему Николаю был поставлен убойный диагноз "олигофрения в стадии имбецильности", то есть глубокая стадия умственной отсталости, главный врач сказал: "Не мы этот диагноз ставили. Может быть, он будет снят".

По словам врачей, раньше существовала негласная практика: обитателям ПНИ запрещали жениться. Забеременевшим женщинам делали аборты лишь потому, что с семьями много хлопот: им надо давать отдельные комнаты, появляются дети. Постепенно происходит отход от старых стереотипов и, по крайней мере, здесь, в ПНИ-3, ничего подобного нет.

В длинном коридоре ПНИ встречаем 24-летнюю Наталью Клочек, которая рассказала, каких трудов стоило добиться разрешения зарегистрировать свой брак с Виктором, тоже обитателем интерната. Их трехлетний сын живет в доме ребенка. "Отдельную комнату нам не пробить, - говорит Наталья. - Для этого нужно обладать энергией Коли".

Дом ребенка

В доме ребенка, где находится сын Егоровых Стасик, светло, чисто, уютно, много игрушек. Из 100 его обитателей - 30 явные инвалиды. Стасик, к счастью, не входит в их число.

Среди родителей живущих здесь детей много наркоманов, алкоголиков, психически больных людей. Чаще всего они быстро забывают о малыше, перестают его навещать. Тогда администрация подает в суд, и их лишают родительских прав. После этого ребенок может быть усыновлен. Многие малыши уезжают с приемными родителями за границу, и для них это явное благо. А что благо для маленького Стасика?

- Ничего плохого про Егоровых сказать не можем, - говорят работники дома ребенка. - Заботятся о мальчике, любят его, навещают. Но они же из ПНИ!

Егоровы живут свиданиями с сыном и надеждой. Ольга, расстроенная тем, что не может кормить и воспитывать Стасика, вышла на работу через 3 недели после родов. Трудится санитаркой и уборщицей в больнице. Николай крутится на двух работах, причем обе нашел с помощью читателей "АиФ", откликнувшихся на нашу публикацию. Он осваивает обувное дело и учится ставить современные пластиковые окна.

Про Егоровых уже сняли 2 телесюжета - каналы НТВ и ТВЦ, в своем ПНИ они стали героями, но их жилищный вопрос пока не сдвинулся с места.

Комментирует руководитель организации инвалидов "Мы вместе" Юрий Кузнецов:

- Государству выгодно снять с себя ответственность, поставив ребенку-сироте психиатрический диагноз, как это случилось с Николаем. Ведь если в личном деле написано "имбецил", то не надо давать жилье, учить и т. д. Человеку один путь: из детского дома - в ПНИ. Случай с Егоровыми, конечно, уникальный. То, что их признали семьей и разрешили родить ребенка, - огромная заслуга этих ребят. Сейчас обстановка в интернатах постепенно меняется к лучшему. Но до европейского уровня гуманизма нашим ПНИ пока далеко.

***

"Постскриптум"

13/10/2004

Семье Егоровых, героев двух публикаций в "АиФ" ("Свадьба с благословения прокурора", "АиФ" N 12, 2004 г., и "Диагноз", "АиФ" N 22, 2004 г.), повезло. Недавно они получили долгожданный ордер на жилье - 20-метровую комнату в коммунальной квартире. Николай и Ольга, инвалиды с детства, бывшие воспитанники детского дома, оказались пораженными в правах потому, что жили в закрытом учреждении - психоневрологическом интернате. Свое право на создание семьи и рождение ребенка им пришлось доказывать с помощью прокуратуры. Ордер на комнату - их огромная победа. Теперь они могут, как другие граждане, жить в своем доме и воспитывать сына - маленького Стасика.

После публикации в "АиФ" в редакцию звонили люди, предлагали Николаю работу и приют его семье. Судьбой Егоровых заинтересовалось телевидение. Они стали героями нескольких телесюжетов. Но относить благополучное решение жилищного вопроса на счет СМИ было бы неверно. Все случилось благодаря поразительному упорству и настойчивости Николая Егорова, которому удалось пробить бюрократическую стену и получить положенное по закону. Теперь будущее Егоровых зависит от них самих, в частности от того, насколько главе семейства удастся переключить свою энергию с борьбы на повседневную работу.

#####