Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

19.09.2018 В Петербурге представили единственный в России антропологический роман про ПНИ

"Мой район"

Галина Артеменко

«Наверно я дурак» — книгу с таким названием и подзаголовком «Антропологический роман» написала петербурженка Анна Клепикова, а издал Европейский университет, научным сотрудником которого является Анна. Она выпускница филфака СПбГУ и факультета антропологии ЕУСПб, защитила диссертацию на соискание степени кандидата социологических наук.

Ее роман, который недавно представили в «Подписных изданиях» — это не «расширенный художественный вариант диссертации, хотя научная работа Анны тоже была посвящена тому, что происходит в детском доме, где живут дети с тяжелыми множественными нарушениями и психоневрологическом интернате — как живут подопечные, работает персонал, трудятся волонтеры. Автор сама два года проработала волонтером «Перспектив», сначала год в детском доме-интернате № 4 в Павловске, а потом в ПНИ № 3 в Петергофе, одновременно это была ее научная экспедиция, что называется «работа в поле», — с полным погружением, ведением полевых дневников, анализом происходящего, в том числе и анализом собственных ощущений и переживаний.

Мы знаем несколько текстов о том, что происходит с людьми с тяжелой инвалидностью в недрах интернатной системы — это бескомпромиссные и яркие книги Рубена Гальего, основанные на опыте собственной жизни, это книга Марии Беркович «Нестрашный мир» — Мария много лет была волонтером там же, куда потом пришла Анна. Анна Клепикова активно ссылается на обоих авторов, но ее текст — совершенно иной. Он читается как роман, там около двухсот героев, но при этом он строго документален и снабжен научным аппаратом. Анна бесстрашно прошла путь, о котором вначале даже не подозревала — у нее никогда не было опыта общения с людьми, а тем более с детьми с тяжелыми нарушениями, она не была волонтером. Сначала хотела писать работу об интернате для слепых и слабовидящих детей, рядом с которым жила, но научный руководитель — профессор ЕУСПб Илья Утехин предложил написать о волонтерах, которые работают с людьми с тяжелой инвалидностью.

«Наверно я дурак» — это цитата из книги Сэлинджера «Над пропастью во ржи», когда Холден Колфилд говорит о том, что его дело «ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть». «Дураками» называют детей и взрослых из детдома и ПНИ некоторые представители персонала, «дураками» называют себя и сами подопечные, «дураками» — другими, «инакими», чувствуют себя волонтеры, ощущая, что они с персоналом часто придерживаются разных позиций по отношению к людям с ментальными нарушениями и искореженными от рождения телами. Дурак — персонаж фольклорный, которому, кстати, иногда позволено и сказать больше, чем обычному человеку, и действовать за рамками дозволенного и поощряемого, проникая в иные миры и сопредельные сферы.

У Анны в книге нет ни малейшего оттенка пафоса и того возвышенного ощущения причастности к избранности, что нередко можно встретить в статьях о тех, кто решил провести год в качестве волонтера в ПНИ или вообще работает в благотворительности на одном из самых тяжелых ее участков — с людьми с множественными нарушениями. Анна — ученый, она открывает и анализирует мир, населенный людьми — детьми и взрослыми, тела и мозг которых не такие, как у обычных детей, с которыми надо научиться контактировать и которым надо максимально дать возможность проявить себя, даже в этом замкнутом мире. При этом волонтер должен контактировать с персоналом — санитарками, на которых эти дети и взрослые двадцать четыре часа в сутки. «Из картины, которая разворачивается перед нашими глазами, невозможно убрать автора — пишет в послесловии Илья Утехин. —  Эту книгу нельзя было бы переписать, изъяв из повествования фигуру наблюдателя… Этот текст заставляет задуматься о том, как — какими средствами — возможно передать такой опыт и такое знание. Знание, которое принадлежит не абстрактному познающему субъекту, а человеку со своим телом, со своими чувствами и эмоциями. Тяжесть тела подопечного, брезгливость, страх, но и вообще весь спектр эмоций переживаются не бесплотным «исследователем», а одним из героев, от лица которого и строится повествование».

В «Порядке слов» на представлении книги в маленький зальчик набилось столько народу, что войти туда было нельзя — сидели даже на полу. Сначала Илья Утехин показал только что смонтированный фильм «Ты особенный» — о том, что происходит в стенах детского дома и психоневрологического интерната. Детский плач, работа санитарок, кормление детей, катание с ним на лодках, когда слабые дети спокойно лежат на руках волонтеров, вот утренние процедуры — как почистить зубы, когда рука едва удерживает щетку, как научиться пользоваться расческой. Вот дискотека на новогоднем празднике в ПНИ. Скрытый ото всех мир за забором и КПП, где живут тысячи людей. Анна своей книгой его для нас открывает — показывает иерархию отношений, не страшится говорить о телесности и сексуальности, о боли и слезах. Санитарки, волонтеры, дети — для того, кто знаком с Анной и изучаемым ею миром многие персонажи под вымышленными именами — известны лично, а вымышленные названия населенных пунктов, где расположены детский дом и интернат — вполне конкретны. Анна специально не называет настоящего имени общественной организации и географических названий, а также практически всем героям дает вымышленные имена — это и способ остранения, и способ обобщения.

Анна рассказала, что после выхода книги в свет получает очень много откликов от родителей с детьми с тяжелой инвалидностью, для которых мысли об интернате — боль, они испытывают постоянный страх за будущее своих детей.

#####