Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

19.01.2007 Дом, где нарушаются права

Невское время

Автор: Галина Артеменко

Один знакомый писатель навсегда впал в немилость к директору некоего психоневрологического интерната. В насквозь положительном материале про новшества и начинания этого заведения он написал, что молодых женщин-пациенток руководство регулярно направляет на аборты. Правду написал, но больше этого писателя на порог интерната не пустят.

А другой мой знакомый - великий шведский ученый Карл Грюневальд, более полувека назад написавший книгу о нормализации жизни людей с особыми потребностями, призывал к разукрупнению, а потом и закрытию психоневрологических интернатов (ПНИ). Наивный швед несколько лет назад с жаром говорил мне в Стокгольме: "А вы пришлите ко мне сюда вашего премьер-министра, я ему объясню, что большие интернаты не нужны и вредны для людей". Да, министр Зурабов декларировал ту же идею и говорил о праве людей с любыми нарушениями, в том числе и ментальными, жить в семье. Но, понастроив в свое время тысячи монстров-интернатов, не так-то просто даже за несколько десятилетий изменить ситуацию.

Еще 28 июля 2005 года вышло постановление правительства РФ "О контроле за деятельностью психиатрических и психоневрологических учреждений", в котором Минздравсоцразвития России предписано разработать и утвердить порядок такого контроля. Однако до сих пор ничего не сделано. В стране, правда, существует прецедент, когда в Перми в 2003 году на уровне губернатора принято "Временное положение об общественном контроле в интернатах, социально-реабилитационных учреждениях и домах ребенка". Но как считает депутат ЗС Петербурга Наталия Евдокимова, сейчас вряд ли возможно инициировать принятие такого документа на уровне субъекта Федерации, поскольку уже выпущено постановление правительства.

По мнению консультанта благотворительной организации "Ночлежка" Игоря Карлинского, нуждается в корректировке и сам закон "О психиатрии", в статье 46 которого говорится о контроле общественных объединений за соблюдением прав и законных интересов граждан при оказании психиатрической помощи. "Но в статье речь идет о том, что гражданин должен сам об этом попросить. Как же он сумеет это сделать из стен лечебницы или интерната, когда доступ туда общественных объединений может быть осуществлен, лишь если в уставе последних записана такая возможность? А ведь далеко не у всех правозащитных и общественных организаций в уставе это заложено. Получается замкнутый круг", - комментирует ситуацию Карлинский.

Однако директор психоневрологического интерната № 10, рассчитанного на 1040 человек, Вячеслав Горденчук считает, что "общественный контроль за психиатрическими учреждениями - благое дело, но изначально несет на себе некий отпечаток негативизма".

По многим свидетельствам, тем не менее в ПНИ допускаются различные нарушения по отношению к больным. Например, исполнительный директор общественной организации "Перспективы" Мария Островская отмечает, что в психоневрологических детских домах прежде всего нарушаются конституционные права детей на образование, так как нет возможности индивидуального обучения таких детей из-за отсутствия персонала. Кроме того, в отношении недееспособных граждан опекуном назначается директор интерната, а в опекунский совет входят сотрудники социозащитных учреждений.

- В Европе таким людям назначается общественный опекун - один на ребенка или взрослого, а у нас директор интерната становится опекуном полутысячи человек, - отмечает Островская.

Правозащитники говорят и о многочисленных проблемах с трудоустройством у трудоспособных обитателей интернатов, и с теми карманными деньгами, которые должны выделяться людям, согласно закону передавшим свою пенсию интернату.

Но вообще-то, на взгляд человека со стороны - не медика, соцработника или правозащитника, - диким кажется, что ребенка из детского интерната сразу же переводят во взрослый ПНИ. Здесь, как в уплывающем в небытие ковчеге, собраны все - слабоумные старики, за которыми не могут ухаживать родственники, бывшие заключенные, люди разных возрастов с различными умственными нарушениями. Почитайте книгу "Белое на черном" Рубена Гальего, испанского писателя, выросшего в российских психоневрологических домах. Или пообщайтесь с петербуржцем Юрием Кузнецовым - вице-президентом региональной организации инвалидов "Мы вместе", членом Союза журналистов и заместителем редактора газеты "Мы - часть общества", издаваемой самими инвалидами. Юрий, воспитывавшийся в детском психоневрологическом интернате в Павловске, а юность проведший в ПНИ № 1, что находится у Смольного, сумел, как он сам говорит, "выйти из системы" - получил образование, работает, защищает права людей с ограниченными возможностями.

#####