Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

02.08.2016 История про «особенных» людей, а также про то, как в Грузии поддерживают детей с индивидуальными особенностями развития

Tatjana Montik

http://www.montik.de

20150523_150107

Судьба, в которую удивительным образом вписался сам великий Б.Г., Борис Гребенщиков (но об этом – отдельная история), три года назад сделала мне подарок дружбы с этими людьми. Однако их скромность и нежелание выставлять на показ свои достижения виноваты в том, что об их достойной восхищения деятельности я узнала лишь год спустя, работая над этой радио-историей. Не могу не поделиться ею с вами.

В советской Грузии, как и во всем СССР в целом, проблемы людей с особенностями развития, ментального или физического, как бы не существовало вовсе. Эти люди жили на задворках общества, а в публичных местах их было практически не видно ввиду отсутствия доступа туда для инвалидных колясок.

С тех пор много воды утекло, и ситуация значительным образом изменилась. Вот мой рассказ об одной примечательной социальной инициативе, которая помогает интегрироваться в общество людям с ограничениями в ментальном развитии.

Тбилисское кафе «Галерея» находится у самого подножия горы Мтацминда. Это место не зря облюбовали как местные, так и туристы. В интерьере кафе все сделано с любовью к деталям: массивные деревянные балки под потолком создают уют, на барной стойке – старомодный дозатор сиропов для лимонада, элегантые венские столы и стулья приглашают отдохнуть. В кафе — много живых цветов, а прямо у входа разложены красивые самодельные сувениры – блокноты, открытки, броши, бусы из керамики, маленькие самотканые коврики, подушки и скатерти, которые можно приобрести здесь. Спуститься c улицы в цокольный этаж кафе могут все, включая инвалидов, поскольку есть специальный доступ для инвалидных колясок.

Сидя на террасе кафе и наслаждаясь блюдами грузинской и интернациональной кухни, которые с большой любовью готовят в этом кафе, можно одним взором охватить и Мтацминду, Святую гору, и фуникулёр, поднимающий туристов к церкви Святого Давида и выше, и знаменитый городской парк культуры и отдыха, и венчающий его шпиль телевизионной вышки, и  здание на самом верху, куда время от времени ныряют трамвайчики фуникулёра.

Сюда хочется возвращаться снова и снова, потому что обслуживают в кафе внимательно и предупредительно.

Милая официантка, Хатуна, встречает гостей очаровательной улыбкой: «Заходите, пожалуйста, садитесь, вот вам меню. Посмотрите, пожалуйста. Сейчас вы можете заказать более легкие летние блюда. У нас вкусные салаты и очень вкусный грибной суп. У нас также есть лимонады Лагидзе: с шоколадным, вишневым, лимонным вкусом, а также с тархуном».

На первый взгляд, невозможно заметить,что у этой неожиданно-открытой для общения девушки – синдром аутизма.

Музыка в кафе. Разливают лимонад.

Двадцатишестилетняя Тинатин – завсегдатай кафе. Ей нравится здесь все: и кухня, и ненавязчивая музыка, и то, что тут не курят. Кроме того, Тинатин любит здешний лимонад со сливочным вкусом, который, как говорит она, в городе не так легко найти в оригинале.

Тинатин: «У этого лимонада – давняя традиция. О нем поколение моих родителей может говорить без конца. Это лимонад фабрики Лагидзе, который изобрел свой особый рецепт еще в царские времена. Лимонады Лагидзе были нашей тбилисской городостью, и их также вывозили на экспорт».

Но у Тинатин есть еще один повод приходить в это кафе снова и снова. «Я живу неподалеку и часто бываю здесь с друзьями, потому что здесь очень приятная атмосфера, а также потому, что здесь работают люди с особенностями развития. Мне приятно, что эти люди имеют возможность работать, а это не так часто встречается в Грузии».

Бельгиец Дирк ван ден Еде регулярно обедает в кафе «Галерея». Летом он со своей собакой сидит на террасе, где работает за компьютером или просто хорошо проводит время.

Дирк: «Я живу рядом, и это – мое любимое место для обеда. Тут очень хорошо и с любовью готовят, и тут все всегда свежее. Сегодня, например, я ел картошку по-мексикански. И это  просто объедение!»

Кроме того, Дирку пришлись по душе сувениры, изготавливаемые ребятами, учениками примыкающего к кафе интеграционного центра. «По средам у нас группа медитации. Но подушки для медитации в Тбилиси не так уж легко найти. Однажды я увидел здесь такие подушки и купил их на пробу. Оказалось, что они не только очень красивые, но и удобные, к тому же они сделаны вручную. И потому мы заказали себе еще больше таких подушек. Нам было приятно поддержать этих ребят! В кафе мы также покупаем самодельное печенье, которое особо хорошо идет к чаю после медитации», — рассказывает Дирк.

Как бы там ни было, не все гости кафе «Галерея» знают про «Рею», интеграционный центр для людей с особенностями развития. Этот центр был основан группой энтузиастов десять лет назад. Прежде всего это были матери детей с нарушениями в развитии.

Людей с ментальной инвалидностью в центре «Рея» ласково называют «особенными». Шесть раз в неделю пятьдесят молодых людей приходят сюда, чтобы развивать свою речь и моторику, но и чтобы обучаться разным профессиям. У этого центра есть три филиала в регионах Грузии, где работают двадцать пять педагогов, психологов и других экспертов.

Основательница проекта, Элисо Рехвиашвили, рассказывает: «В начале нашей работы нашей целью являлась только лишь интеграция этих ребят в общество. А сейчас нашей целью является широкая интеграция этих ребят. И как раз это кафе дает нам эту возможность. Мы устроили эти интеграционные центры для того, чтобы развивать полезные, жизненно-важные навыки, то есть бытовые, а потом мы перешли к развитию ремесленных навыков. Но потом мы поняли: перспектива трудоустроить этих ребят почти что нулевая ввиду разных причин. Одна из главных — профессиональный диапазон очень узкий. И потому мы решили не ждать неопределенного будущего, когда этих ребят начнут принимать в разных компаниях, и мы решили сами создать бизнес-площадку, чтобы трудоустроить, например, наших девушек (официантками в кафе). И это было главной целью.  И если будет доход, то он будет помогать расширять это предприятие, и эти финансы будут обращены на нужды этих ребят».

Родители некоторых ребят посвятили работе в этом центре всю свою жизнь. Например, это Лела Берикашвили, мать 25-летнего Гиоргия. До болезни сына Лела работала в министерстве финансов, а теперь она преподает полиграфию для детей из интеграционного центра.

За последние десять лет, говорит  Лела, ее сын, у которого детский церебральный паралич, сделал значительный прогресс в развитии: «У моего сына тетрапарез, у него ни ноги ни руки не работали, он самостоятельно ничего не мог делать, и никакие лекарства ему не помогли. А когда мы начали ходить в этот центр, он стал в процессе работы так расслабляться, что никакое лекарство ему уже не нужно».

Занятия в интеграционном центре идут на пользу многим детям, говорит PR-менеджер кафе Тамрико Квачадзе: «Часто к нам приходили люди, которые сидели дома у себя в комнате и с трудом общались даже с членами своей семьи, не говоря уже о том, чтобы выходить на улицу, разговаривать с людьми, чтобы у них была хоть какая-то социализация. И никакого занятия у них, конечно, тоже не было. У кого-то из них были сложности с речью. А здесь, в нашем центре, у детей раскрылись таланты, о которых даже их родители не подозревали! Например, оказалось, что наш Михо потрясающе рисует, он также научился вышивать сам, а еще он занимается гобеленом, и сейчас расписывает керамическую посуду в нашей керамической мастерской. Михо сейчас 22 года, к нам он ходит всего лишь два года. А до этого Михо ничем таким не занимался. Как видите, наши педагоги раскрывают и находят таланты».

Проект «Рея» поддерживают спонсоры из Австрии и Германии. А социальное кафе  было создано благодаря помощи жителей города Вены, рассказывает Элисо Рехвиашвили: «Мы обратились с этим проектом к диаконии Австрии, и они занялись сбором денег. И та сумма, которую мы получили, — это граждане Вены приложили к этому свои усилия. И мы очень признательны им за эту помощь и хотим сказать, что это кафе является одним из самых успешных социальных предприятий. Что мне особенно нравится: когда  нам приходят на экскурсии студенты, мы начинаем наш рассказ с того, что нам помогли жители Вены, а также разные организации, и люди призадумываются, насколько это волшебно, когда тебе помогают извне, но, конечно, намного волшебней и эффективней, когда и твое государство помогает тебе осуществлять подобные проекты».

Время от времени родителей особенных детей приглашают в Германию и Австрию для обмена опытом. Лела Берикашвили, мама Гиоргия, страдающего тетрапарезом, рассказывает об одном из таких своих визитов: «Четырнадцать лет я боролась за своего сына и за его здоровье, но потом у меня опустились руки. У меня истощились как нервы, так и финансы. Я просто сидела дома и была в глубокой депрессии. Когда меня пригласили в Германию, я увидела, что у них тоже есть такие дети и что я не одна такая со своим сыном. И когда я вернулась из Германии, я приняла моего ребенка таким, каков он есть. Я поняла, что проблема была в том, что я не принимала моего ребенка таким, какой он есть».

Регби как помощь в интеграции «особенных».

Звуки. Игра в мяч.

«Особенные» дети тоже любят играть в подвижные игры. Играя, они полны азарта и энтузиазма, несмотря на то, что при броске им не всегда удается правильно направлять мяч. Сейчас «особенные» дети играют в группе со своими ровестниками.

Интеграция с помощью игры в регби. Это – один из проектов интеграционного центра «Рея», который проводится в городе Аспиндза в Самцхе-Джавахетии, что на юго-западе Грузии.

Рэгбийное поле находится между гор в живописной джавахетской долине.

Иракли Гвенетадзе, бывший профессиональный регбист, играет в мяч с восьмью так называемыми «особенными» детьми, а также с их друзьями из близлежащих деревень.

Иракли: «Когда я выхожу на поле играть с детьми, эмоции всегда переполняют меня. Перед началом тренировки я обычно беседую с «неособенными» детьми, объясняю им, как они могут помочь своим друзьям в том, чтобы наша тренировка была беспрерывной, и как они могут поддержать «особенных». Для моих помощников это будет своего рода учебной тренировкой. В следующие выходные они сами могут провести такую тренировку без меня».

Игра в регби – особое наслаждение. По словам Ираклия, в отличие от баскетбола или волейбола, для регби не нужно какой-то особенной техники. Надо просто взять мяч в руки и играть!

В 2011 году вместе со своими бывшими коллегами, в сотрудничестве с Эленой Кошоридзе, педагогом Вальфдорфской школы, Ираклий выпустил учебник на тему «Интеграция детей-инвалидов в общество». Название учебника – «Специальные спортивные игры с элементами регби».

Тренировка в игре регби способствует развитию командного духа, уверяет Иракли Гвенетадзе. 57-летний спортсмен не может представить себе свою жизнь без своих друзей-регбистов, поскольку те успели стать неотъемлемой частью его жизни.

Иракли: «Считается, что аутисты – индивидуалисты, что они не могут ничего делать в команде, что у них свой мир, свое я, что они абсолютно ничего извне не приемлют. Поэтому для наших друзей, корифеев из России, которые занимаются с аутистами, было открытием, когда вдруг их дети-аутисты, которые были в нашем детском лагере, начали играть в регби. Их аутист, мальчик Гоша, например, первый раз увидев мяч, кричал от ужаса, и мы не думали, что он вообще когда-нибудь начнет давать кому-нибудь пас или ловить мяч. Но через неделю он, уже зная часы тренировки, он приходил к нашему тренеру, Тамазу, и звал его на занятие. Он занимался индивидуально, но и он стал давать пасы, он даже удары ногой делал! Его родители были тут, и их это очень удивило».

Когда в рамках государственной программы в Аспиндзе расселяли детский дом, необходимо было интегрировать детдомовских детей в семьи. Среди детей были также и аутисты. Теперь эти эти приемные дети занимаются в интеграционном центре Аспиндзы четыре раза в неделю. Одно из развивающих занятий – игра в регби.

Звуки. Дети играют в мяч.

Двенадцать детей, сидя по круга на стульях, бросают регбийный мяч друг другу. При этом они произносят названия разных животных. Дети смеются и бурно апплодируют, когда у них все получается, как надо.

Кэтино Мамукашвили – социальный педагог. По поручению городской администрации, она работает в этом интеграционном центре.

Кэтино: «У наших детей — очень большой прогресс. Например, наша Нино раньше совсем не разговаривала. А сейчас она разговаривает и даже спрашивает меня, как мои дела, спрашивает про моего мужа, спрашивает, когда приедут Ираклий и Элисо. И наш Николос, и наша Элене – они стали совсем другими! Они такие счастливые, когда приезжают сюда! Их привозят сюда три –четыре раза в неделю. И тут мы рисуем, читаем, делаем блокноты, занимаемся рукоделием. Дети очень хорошо интегрировались в общество. Раньше семьи таких детей не хотели, чтобы эти дети выходили во двор или в школу. Сейчас все изменилось. И этот проект всем нам очень помог!»

После роспуска детского дома три года назад 43-летний педагог, Ирма Гиоргадзе, у которой трое собственных детей, взяла на воспитание двух девочек, Маю и Нино, которым сегодня семь и тринадцать лет. Сейчас у Ирмы – большая семья.

Ирма: «Сначала нам всем было очень трудно, и нас ушел один месяц, чтобы привыкнуть друг к другу. Но мои родные дочки помогали нам в этом. Нино и Мая живут с нами уже три года. Нино сначала совсем не разговаривала, а сейчас болтает во всю, и я их в интеграционный центр вожу уже три года. Мои приемные дочки за это время радикально изменились. Мая каждый раз стоит у окна и ждет, когда придет машина, чтобы ехать на занятия в интеграционный центр. А вот Мая не любила причесывать себе волосы и заколки не любила, но когда она знает, что мы едем сюда, она бегает за мной и просит, чтобы я заколола ей волосы».

Ирма считает, что аутисты – по-настоящему особенные, и вот почему: «Они очень теплые дети. Когда мы даем им кушать, они даже руки нам целуют! И когда они нас долго не видят, то бегут потом ко мне, чтобы обнять. А вот мои дети собственные сидят на месте, они не бегут навстречу. Аутисты — очень теплые дети, и у них чувство благодарности очень сильно развито».

Лиа Пипарашвили, которая раньше тоже работала в детском доме, усыновила тринадцатилетнего Гиоргия. Лиа рассказывает: «Мы ходим в этот центр из-за Гиоргия. Мальчику очень нравится тут, и он часто не может дождаться выходных. Когда мы только начали бывать здесь, Гиоргий не мог ни бить мяч ногой, ни передавать мяч другим. Сейчас он может нормально передать пас и подать мяч. Нино тоже. Она не могла поймать мяч, сейчас она и ловит мяч, и бросает его. Иногда она не может попасть в цель, но она уже понимает, что у нее есть контакт с мячом».

Благодаря своему регбийному прошлому Ираклий Гвенетадзе развил особую жизненную философию: «Мы не называем регби спортом, потому что регби – это жизнь. Я, например, не могу жить чисто для себя, я ничего не могу делать без моих друзей, я не могу заниматься спортом, не могу заниматься бизнесом без моих партнеров. А эти навыки, командные, очень важны для детей-аутистов, которые часто живут в своем замкнутом кругу, особенно в деревнях, где родители прячут их,  стыдясь выводить этих детей на улицу. У нас ведь тут пережитки. А приходя сюда, дети  попадают в общество. И командный дух, и естественность очень помогают им в жизни».

Для развития «особенных» детей нужно все, что связаноо с радостью, с азартом и с движением. Аспиндзский интеграционный проект — наглядная демонстрация этому.

DSCF4370

Регбийная база в Аспиндзе, при которой работает интеграционный центр.

Аспиндза – Тбилиси, июнь 2015 г.

***

Фото კავშირი „რეა“/ Rhea Union.Примечание "Особого дома":

Выступление руководителя Союза РЕЯ Элисо Рехвиашвили "Профессиональная подготовка молодых людей с особенностями развития с последующим трудоустройством" на V Международном форуме "Каждый ребенок достоин семьи" 25.10.2016:

Видео

Презентация в PDF

#####