Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

Аудиозапись в ПНИ

«Особое детство», 25.11.2016

Можно ли проживающему ПНИ производить аудиозапись в ПНИ? Имею ли я право опрашивать по их согласию лишенных дееспособности клиентов ПНИ? Есть ли у проживающего право на аудиозапись санитарок на диктофон без вмешательства в нее посторонних лиц; медицинских сестер в кабинете приема лекарств; врачей психиатров, администрации, директора, без посторонних лиц при общении с ними (в том числе, во время врачебной комиссии или разговора со специалистом, сотрудником)?

Можно ли записи недееспособного впоследствии использовать в процессе его защиты судом и другими лицами, если эта запись велась без скрытия информации о ней, и в ней зафиксированы элементы правонарушений в отношении проживающего.

Отвечает юрист Правовой группы Центра лечебной педагогики Павел Кантор:

Согласно общим правовым принципам, каждый имеет право делать все, что не запрещено. Статья 29 Конституции России прямо говорит о свободе на сбор и распространение информации.

Исходя из этого, любой гражданин имеет право собирать информацию, которая его касается, в том числе фиксировать любые свои разговоры и встречи – на бумаге, в компьютере, в виде аудио- или видеофайлов и так далее.

Однако закон устанавливает ряд ограничений этого права.

Статья 152.1 Гражданского Кодекса РФ говорит нам о том, что не допускается обнародование изображения (в том числе видеозаписи) гражданина без его согласия.

Поэтому, если мы ведем видеосъемку проживающего или сотрудника персонала, мы должны спросить его согласие. В противном случае мы должны удалить с записи его лицо.

Однако голос человека не является его изображением, поэтому мы имеем право вести аудиозапись своих разговоров либо разговоров в нашем присутствии, не спрашивая чьего-либо согласия.

Статья 152.2 ГК РФ запрещает сбор информации о частной жизни гражданина без его согласия. Там прямо не говорится об аудиозаписи, но аудиозапись также подразумевается. Поэтому мы не имеем права записывать на диктофон частные разговоры проживающих, например в палатах, на прогулках и т.п. без их согласия. Однако врачи (персонал) ПНИ находятся на своем рабочем месте, исполнение трудовых обязанностей это не частная жизнь, а публичная деятельность, поэтому мы не обязаны спрашивать их согласия.

Также существует Закон № 152-ФЗ «О персональных данных». Согласно этому закону запрещен сбор персональных данных без согласия самого лица. Под персональными данными понимается «любая информация, относящаяся к определенному физическому лицу».
Поэтому если идет разговор с сотрудником, в котором не обсуждается информация о нем самом (место жительства, работы, семейные отношения и т.п.), мы можем смело говорить, что в данном случае не собираются персональные данные сотрудника, а обсуждаются только дела проживающего.

Кроме того, этот закон 152-ФЗ НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ на «обработку персональных данных физическими лицами исключительно для личных и семейных нужд» (п.1 ч.2 ст.1 Закона). Поэтому мы можем говорить, что информация собирается нами для наших личных нужд, чтобы не забыть, и так далее. И в этом случае никакого согласия на это не требуется.

Кроме того, мы не обязаны спрашивать согласия на сбор общедоступных персональных данных (п.10 ч.1 ст.6 Закона 152-ФЗ). Обычно информация о том, что данные люди являются врачами и работают в ПНИ – является общедоступной, размещена на сайте и так далее. Поэтому если мы запишем разговор на его рабочем месте или сфотографируем табличку на двери его кабинета – это будут хоть и персональные, но общедоступные данные.

Из всего это мы можем сделать вывод, что мы вправе вести аудиозапись наших бесед с проживающими и врачами без их согласия, если мы не собираем данных об этих людях, либо если собираем, то собираем только для личных нужд, либо собираем исключительно общедоступные данные.

#####