Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

Механизм выписки из ПНИ

Механизм выписки из ПНИ: на что нацелен, к чему приводит сейчас, как хотелось бы изменить ситуацию. Взгляд юриста

«Особое детство», 28.12.2016

Рассмотрим внимательно не бросающиеся в глаза и, казалось бы, второстепенные нормы, имеющие, однако, вполне глобальные последствия для жизни человека с психическими расстройствами. Комментирует юрист правовой группы РБОО «Центр лечебной педагогики» Елена Заблоцкис.

Согласно действующему закону о психиатрической помощи (ст. 44) гражданин, в том числе дееспособный, проживающий в психоневрологическом интернате (ПНИ), может выписаться из него, т.е. прекратить в нем проживать, лишь при наличии «заключения врачебной комиссии с участием врача-психиатра о том, что по состоянию здоровья такое лицо способно проживать самостоятельно». При этом термин «способно проживать самостоятельно» в законодательстве не определен, как не определены и критерии такой «способности». Тем самым усмотрение врачебной комиссии в этом вопросе неограниченно. И потому ПНИ фактически становится местом заключения, и вовсе неважно, хорошо в нем человеку или не очень.

Давайте теперь вспомним, что ПНИ – стационарная организация социального обслуживания, а собственно социальное обслуживание – предмет регулирования отдельного законодательства, в частности, Федерального закона «Об основах социального обслуживания в РФ». Этот закон, пришедший с 2015 года на смену двум ранее действовавшим законам, внес концептуальное изменение: социальное обслуживание теперь осуществляется с безусловного согласия гражданина; возможность помещения гражданина в стационарную организацию социального обслуживания без его согласия в судебном порядке, ранее имевшая место в законодательстве, не предусмотрена. Тем самым любое социальное обслуживание, равно как и его продолжение, возможны только с согласия гражданина; гражданин же волен в любой момент отказаться от социального обслуживания в целом и от конкретной социальной услуги и изменить форму социального обслуживания.

Указанный закон предусматривает, что вопросы приема в стационарные организации социального обслуживания и выписки из них граждан, страдающих психическими расстройствами, регулируются законом о психиатрической помощи. Несмотря на то, что эти вопросы регулируются отдельно и даже в законе, на первый взгляд непосредственно не связанном с социальным обслуживанием, – нормы о приеме и выписке не могут противоречить нормам Федерального закона «Об основах социального обслуживания в РФ». А получается, что противоречат, создавая фактически ситуации недобровольного социального обслуживания: гражданин желает выписаться, а ему отвечают, что он не может жить самостоятельно и тем самым выписке не подлежит! Можно, конечно, просто уйти из ПНИ и не вернуться – ПНИ же не тюрьма. Но ПНИ как организация, несущая ответственность за человека, который не может о себе заботиться, не может проживать самостоятельно, – должен принять все возможные меры, чтобы вернуть человека туда, где ему будет обеспечена максимально эффективная помощь, – в ПНИ.

Человек, ушедший из ПНИ и объективно нуждающийся в помощи, остается без нее. И сегодня его обращения за помощью не сулят ничего хорошего: те же социальные службы, узнав историю человека, примут все меры по возвращению его в ПНИ. И не важно, что хочет человек, что может человек, есть ли место, где он может жить, есть ли люди, готовые оказать ему поддержку... Поэтому те, кто может убежать, – убегают, прячутся и постепенно теряются в большом мире.

Недобрую службу оказывает и то, что во многих регионах решение вопроса о способности гражданина проживать самостоятельно для выписки из ПНИ – является по факту решением вопроса о внеочередном обеспечении жильем граждан из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: условием для получения такого жилья поставлена в регионах возможность осуществлять самообслуживание и вести самостоятельный образ жизни.  В результате признание со стороны государства возможности гражданина выписаться из ПНИ – равно признанию государством своей обязанности обеспечить его жильем вне очереди. Что, понятно, не способствует тому, чтобы, например, гражданин, который работает и снимает жилье, мог выписаться из ПНИ надлежащим образом.

Тут же хочется вспомнить статью 19 Конвенции ООН о правах инвалидов и привести следующие нормы, реализовать которые обязалась Российская Федерация:

«Самостоятельный образ жизни и вовлеченность в местное сообщество

Государства–участники настоящей Конвенции признают равное право всех инвалидов жить в обычных местах проживания, при равных с другими людьми вариантах выбора, и принимают эффективные и надлежащие меры для того, чтобы содействовать полной реализации инвалидами этого права и их полному включению и вовлечению в местное сообщество, в том числе обеспечивая, чтобы:

a) инвалиды имели возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства и то, где и с кем проживать, и не были обязаны проживать в каких-то определенных жилищных условиях;

b) инвалиды имели доступ к разного рода оказываемым на дому, по месту жительства и иным вспомогательным услугам на базе местного сообщества, включая персональную помощь, необходимую для поддержки жизни в местном сообществе и включения в него, а также для недопущения изоляции или сегрегации от местного сообщества;…»

Законопроект «о распределенной опеке», принятый Госдумой в первом чтении, предлагает принципиально изменить процедуру выписки (приема, перевода) из ПНИ. Вместо врачебной комиссии вопрос о выписке (приеме, переводе) рассматривает  межведомственная Комиссия, в которую входят «представители органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере социального обслуживания граждан, здравоохранения, опеки и попечительства, представители службы, указанной в статье 38 настоящего Закона, врач-психиатр, специалисты по реабилитации и социальной адаптации лиц, страдающих психическими расстройствами, представители общественных организаций». Такие Комиссии будут рассматривать вопрос выписки гражданина, который желает выписаться, не с точки зрения его способности проживать самостоятельно. Задачей Комиссии должно стать рассмотрение вопроса с точки зрения нуждаемости гражданина в помощи и возможности обеспечения ее за пределами ПНИ. При рассмотрении вопроса Комиссия должна установить мнение лица с  психическим расстройством о последствиях выписки из ПНИ; наличие или отсутствие в отношении него угрозы физического или психологического насилия со стороны других лиц при принятии им решения; его желание получать социальные услуги в ПНИ либо другом месте и его мотивы; мнение об этом его законного представителя или попечителя; его нуждаемость в помощи после выписки из ПНИ, возможности ее организации в соответствии с законодательством о социальном обслуживании, при содействии его родственников, друзей.

Любой гражданин, даже с самыми тяжелыми нарушениями, имеет право выбирать, где ему жить. Если возможно организовать его жизнь вне ПНИ, то государство должно оказать содействие в этом. Определяющую роль во всей этой истории имеют вопросы развития сферы социальных услуг, которые предоставляются на дому или в полустационарной форме и нацелены на помощь гражданам, полностью или частично утратившим способности либо возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, обеспечивать основные жизненные потребности. Сегодня эти услуги гражданам с психическими расстройствами крайне скудны или вовсе не предоставляются, хотя могут числиться на бумаге.

Гражданин, ушедший из ПНИ, может снимать и исправно оплачивать жилье, может работать – но даже при всем этом будет нуждаться в помощи. И помощь эта может быть обеспечена в рамках законодательства о социальном обслуживании граждан. Закон о психиатрической помощи еще в 1992 году предусмотрел создание общежитий для лиц, страдающих психическими расстройствами (ст. 16). Потребность в таких общежитиях крайне высока – проблема чрезвычайно актуальна!

Очень важно, что решение Комиссии не будет обусловлено наличием или отсутствием у обратившегося в нее гражданина «способности проживать самостоятельно», которая является значимой для внеочередного обеспечения жильем. Вопрос об обеспечении жильем должен разрешаться в соответствии с профильным законодательством. В процессе может выясниться, что жилье не может быть предоставлено вне очереди[i] (потому что человек не может проживать самостоятельно), может быть предоставлено только в порядке общей очереди[ii], т.е. придется ждать долго, и неизвестно – как долго... В таком случае вопрос о том, где будет жить гражданин после выписки из ПНИ, решается по-другому: рассматривается наем жилья, его покупка, безвозмездное пользование.  

Безусловно, имеется и другая сторона вопроса, о которой нельзя умалчивать. Есть и будут ситуации, когда крайне сложно организовать жизнь и помощь гражданину за пределами ПНИ. Но такие ситуации не должны решаться незаконными запретами «выпускать» человека, потому что нет бумажки о том, что он – человек. Скрупулезная работа с человеком, нацеленная на понимание причин, по которым он желает прекратить отношения с ПНИ (возможны проблемы с соседями в ПНИ, персоналом, умаление его прав, насилие), – является основой для разрешения вопросов устройства его жизни другими способами, нежели выписка из ПНИ. Изменение норм права относительно процедур выписки меняет подход к человеку: не «нельзя, запрещено, потому что…» – а «давай подумаем, что ждет тебя там, за пределами ПНИ, и что тебя беспокоит здесь, как тебе помочь».

Тем самым законопроект решает следующие задачи:

1) не допустить, чтобы человек, нуждающийся в помощи, независимо от того, может он жить самостоятельно или нет, оказался без помощи вне ПНИ. Почувствуйте разницу! Вопрос: может он оказаться вне ПНИ или нет – вообще не ставится, этот вопрос уже решен законодательством о социальном обслуживании; решение этого вопроса не может зависеть от врачебного заключения, что подтвердил Конституционный суд;

2) не допустить, чтобы вопрос выписки зависел от возможности обеспечения гражданина государственным жильем и наоборот;   

3) побудить государство интенсивнее развивать нестационарные формы социального обслуживания для лиц с психическими расстройствами, создавать общежития для таких лиц, иные формы их проживания с поддержкой со стороны государства и общества.

Если обобщить, то основной смысл предлагаемых изменений состоит в следующем. Сейчас человеку незаконно запрещают выписаться, ограничивают его конституционные права;  механизм же, предлагаемый законопроектом, предполагает, что человека должны уговаривать остаться, если необходимо, убеждать и объяснять, что ему лучше жить в интернате, так как нет жилья, помощи мало, обманут, убьют и т. д. Такое положение вещей сильно меняет установки, культуру отношений. Конечно же, это не будет происходить быстро: придется бороться за выход конкретных проживающих в ПНИ людей; возможно, появятся новые виды злоупотреблений. Но это вопрос комплексный; и в любом случае – будет значительно лучше, чем сейчас, и права людей, нуждающихся в усиленной защите, будут защищены гораздо сильнее.

 

[i] Как лицу из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

[ii] Право встать на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях у граждан, проживающих в ПНИ, такое же, как у всех граждан РФ.

#####