Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

Рекомендации по защите жилищных прав «возрастных» сирот

Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» подготовил рекомендации о возможных вариантах действий по защите жилищных прав лицами, которые ранее относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа и достигли возраста 23 лет, но не были учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях до достижения ими возраста 23 лет.

В практике защиты жилищных прав лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, особую сложность вызывают дела, касающиеся реализации права на льготное обеспечение благоустроенным жилым помещением лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, но не были своевременно до достижениями ими возраста 23 лет учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях (как правило, в связи с тем, что не обращались с письменным заявлением в уполномоченные органы о постановке на жилищный учет и предоставлении в льготном порядке жилого помещения).

Среди выпускников сиротских учреждений относящихся к указанной группе, бытует мнение, что в связи с новым порядком обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, введенным с 1 января 2013 года, отсутствуют ограничения по возрасту в целях обеспечения жилыми помещениями. Однако это не так.

Действительно в связи с принятием Федерального закона от 29 февраля 2012 года № 15-ФЗ, вступившего в силу с 1 января 2013 года, действует новая редакция статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Согласно пункту 9 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 № 159-ФЗ (в редакции Федерального закона от 29.02.2012 № 15-ФЗ) право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.

Вместе с тем Верховный Суд Российской Федерации в «Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями», утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 ноября 2013 года, разъяснил, что «… дополнительные гарантии по социальной поддержке, установленные Федеральным законом от 21.12.1996 № 159-ФЗ, в том числе, и на внеочередное обеспечение жилым помещением по договору социального найма, распространялись на детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа до достижения ими возраста 23 лет.

Однако предоставление вне очереди жилого помещения по договору социального найма лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, носит заявительный характер и возможно при условии письменного обращения таких лиц в соответствующие органы для принятия их на учет нуждающихся в жилом помещении.

Жилищное законодательство Российской Федерации в части, касающейся предоставления жилых помещений по договору социального найма (как в порядке очередности, так и во внеочередном порядке), также базируется на заявительном характере учета лиц, нуждающихся в обеспечении жильем. Факт такого учета означает констатацию уполномоченным на то органом наличия предусмотренных Жилищным кодексом Российской Федерации, иным федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации оснований для признания гражданина нуждающимся в жилом помещении и, как следствие, последующую реализацию права на предоставление жилого помещения по договору социального найма.

Следовательно, до достижения возраста 23 лет дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из их числа в целях реализации своего права на обеспечение вне очереди жилым помещением должны были встать на учет нуждающихся в получении жилых помещений. По достижении возраста 23 лет указанные граждане уже не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих право на предусмотренные Федеральным законом от 21.12.1996 № 159-ФЗ меры социальной поддержки, так как они утрачивают одно из установленных законодателем условий получения такой социальной поддержки.

Вместе с тем отсутствие указанных лиц на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении требования таких лиц о предоставлении им вне очереди жилого помещения, поэтому суды выясняли причины, в силу которых истец своевременно не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении. В случае признания таких причин уважительными суды удовлетворяли требование истца об обеспечении его вне очереди жилым помещением по договору социального найма.

Данный подход к разрешению обозначенной проблемы является правильным.

Наиболее распространенными причинами несвоевременной постановки детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа на учет нуждающихся в жилом помещении, признаваемыми судами уважительными и, как следствие, служащими основанием для защиты в судебном порядке права на внеочередное обеспечение жильем, являлись следующие:

- ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав этих лиц в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались истцы;

- незаконный отказ органа местного самоуправления в постановке на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не достигших возраста 23 лет;

- состояние здоровья детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа, которое объективно не позволяло им встать на учет нуждающихся в жилом помещении;

- установление обстоятельств того, что лицо до достижения возраста 23 лет предпринимало попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, но не было поставлено на учет из-за отсутствия всех необходимых документов».

Административная и судебная практика защиты жилищных прав граждан, которые ранее относились к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигли возраста 23 лет, и до достижения указанного возраста не обращались в уполномоченные органы (как правило, в администрации муниципальных образований или в уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации) по вопросу постановки их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях (до 1 марта 2005 года – в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий) и обеспечения их жилыми помещениями по льготной категории «детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» сложилась не в пользу лиц указанной категории.

При обращении таких граждан в уполномоченные органы, им отказывают во включении в список детей-сирот, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений, и, соответственно, в предоставлении жилых помещений в льготном порядке.

Однако это не означает, что нет никаких правовых оснований защитить свое право на жилище. Как правило, защита и восстановление нарушенного права на жилище, в таких случаях возможно в основном в судебном порядке.

В каких случаях и при наличии каких обстоятельств можно добиться положительного результата?

1. Прежде всего, необходимо изучить распорядительные акты администраций муниципальных образований (органов опеки и попечительства) об устройстве ребенка, оставшегося без попечения родителей, в организацию для детей-сирот или на семейную форму воспитания.

Подчас эти распорядительные акты содержат положения, гарантирующие обеспечение жилым помещением по достижении таким лицом возраста 18 лет (совершеннолетия).

Это означает, что государство в лице уполномоченных органов взяло на себя обязанность по обеспечению этого лица жильем. Тем самым право сироты на льготное обеспечение жилым помещением государством заблаговременно учтено.

Если впоследствии не был принят другой распорядительный акт, которым отменяется положение гарантирующее сироте предоставление жилья по достижению возраста 18 лет (или, например, по окончанию пребывания в организации для детей-сирот), то можно утверждать, что срок для обращения за реализацией права  на жилище таким лицом, достигшим возраста 23 лет, не пропущен, так как государство учло право этого лица на льготное обеспечение жилым помещением, признало это лицо нуждающимся в жилом помещении, гарантировало предоставление жилого помещения, но своевременно не исполнило взятое на себя обязательство.

При этом лицо из числа детей-сирот, может утверждать, что при наличии такой закрепленной уполномоченным органом обязанности, полагало, что дополнительного обращения о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении не требовалось.

Это хорошая, убедительная для суда позиция.

2. В период с 28.03.1998 г. по 01.03.2005 г. действовала редакция пункта 3 статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР, согласно которой в течение всего времени пребывания детей, утративших попечение родителей, в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, учреждениях здравоохранения, стационарных учреждениях социального обслуживания и других учреждениях независимо от форм собственности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемных семьях, детских домах семейного типа либо в течение всего времени пребывания у родственников или опекунов (попечителей), если в жилых помещениях, из которых выбыли дети, остались проживать другие члены семьи, за ними сохранялись жилые помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда.

Если в указанный период (с 28.03.1998 г. по 01.03.2005 г.) за ребенком, оставшимся без попечения родителей, сохранялось жилое помещение, которое относилось к частному жилому фонду (т.е. находилось в собственности каких-либо лиц, например, родственников ребенка), а сам ребенок не имел права собственности на это жилое помещение, или жилое помещение относилось к ведомственному фонду, либо являлось общежитием, то его закрепление за ребенком являлось неправомерным.

Следует обращаться к главе администрации и (или) прокурору с просьбой отменить распорядительный акт о сохранении (закреплении) жилого помещения.

И после отмены распорядительного акта полностью или в части закрепления (сохранения) жилого помещения, следует обращаться в уполномоченный орган по вопросу реализации права на льготное обеспечение жилым помещением (т.е. включения в Список детей-сирот, которые подлежат обеспечению жилым помещением из специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений и непосредственно предоставления жилого помещения).

Указанные выводы совпадают с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, изложенной, например, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 18 октября 2011 г. № 89-В11-5, в котором указывается, что «судом не было учтено, что постановление Уктузской сельской администрации от 12 августа 1999 г. о закреплении жилой площади препятствовало реализации права Смирновой Н.В. на постановку на учет на получение вне очереди жилой площади как ребенку-сироте, и возможность реализовать данное право у Смирновой Н.В. возникло только после отмены данного постановления».

3. Следует выяснить имели ли место обращения в интересах сироты до достижения им возраста 18 лет или позже - до достижения возраста 23 лет – в уполномоченные органы его законных представителей (попечителя, директора учреждения для детей-сирот), родственников, администрации учебных заведений, где такое лицо обучалось (например, руководства ПТУ, колледжа, ВУЗа) и т.д., по вопросу обеспечения ребенка, оставшегося без попечения родителей, или лица из их числа жилым помещением в льготном порядке.

Не столь важно, что указанные лица могли обращаться не в те муниципальные или государственные органы (например, по месту выявления или устройства ребенка, а не по месту сохранения жилого помещения или не по месту жительства).

Правовое значение имеет сам факт такого обращение, который можно подтвердить полученным ответом или отметкой на копии обращения о его принятии в канцелярии соответствующего органа.

Это означает, что о праве такого лица на льготное обеспечение жилым помещением было своевременно заявлено и государство в лице уполномоченных органов должно было учесть необходимость предоставить возможность реализовать это право.

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 06.05.2014 № 51-КГПР14-1 указано, что «право отдельных категорий граждан Российской Федерации на социальную поддержку со стороны государства носит заявительный характер. С момента заявления гражданином о реализации своего права у государства возникает обязанность по предоставлению данному гражданину социальной поддержки в порядке, установленном законом. Ненадлежащее исполнение соответствующим органом  власти установленных законом обязанностей не может служить препятствием для реализации гражданином его прав, в том числе жилищных».

Аналогичная позиция изложена в Обзоре Верховного Суда РФ от 20.11.2013 г.

С указанным доводом согласуется правовая позиция Верховного Суда РФ, изложенная в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2012 г. по делу № 87-КГ12-1, где указывается, что суд оставил без внимания, как не имеющий юридического значения, факт обращения в интересах Чекиной Н.Б. в уполномоченный орган (отдел по учету и распределению жилой площади г. Костромы) директора ГОУ НПО «Профессиональный лицей № <...>» г. Костромы с заявлением о предоставлении ей жилья, имевший место 19 апреля 2005 г. в период обучения Чекиной Н.Б. в данном образовательном учреждении.

Однако судами первой и второй инстанций не учтено, что сама Чекина Н.Б. в ходе рассмотрения дела ссылалась на факт такого обращения, подтвердив свое согласие с совершенными в ее интересах юридически значимыми действиями. Уполномоченным органом администрации города Костромы, которому было адресовано обращение, оно также было воспринято как юридически значимое и рассмотрено по существу, что видно из имеющегося в материалах дела ответа. Факт такого обращения имел место до достижения Чекиной Н.Б. 23-летнего возраста.

3.1. Очень близким по своей сути к указанным в настоящем пункте случаям является обращение самого лица из числа детей-сирот в уполномоченные органы по вопросу предоставления жилого помещения, в случае, если это лицо может документально подтвердить такое обращение. Таким подтверждением могут являться полученные ответы, копии обращения сироты с отметкой канцелярии уполномоченного органа и т.д.

4. Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в Обзоре от 20.11.2013 г., одной из уважительных причин несвоевременной постановки детей-сирот и лиц из их числа на учет нуждающихся в жилом помещении является ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав этих лиц в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались указанные граждане.

Однако, не смотря на указанное разъяснение Верховного Суда РФ, нижестоящие суды крайне редко применяют данное основание для восстановления нарушенных жилищных прав лиц, ранее относившихся к категории детей-сирот. Но при этом, как правило, соглашаются с доводами ответчиков в лице администраций муниципальных образований и (или) уполномоченных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации о том, что истцы - лица из числа детей-сирот, достигнув возраста 18 лет, сами не приняли необходимых мер для постановки на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Хотя совершенно очевидным является довод, что если бы органы опеки и попечительства и законные представители детей, оставшихся без попечения родителей, в лице опекунов, попечителей, руководителей учреждений для детей-сирот в которых обучались и (или) воспитывались указанные дети, надлежащим образом исполнили бы свои обязанности по защите их жилищных прав, то дети-сироты были бы не только учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях, но и обеспечены благоустроенным жильем в льготном порядке.

Поэтому, при обращении в суд необходимо иметь убедительные доказательства не только ненадлежащего выполнения обязанностей по защите прав детей-сирот их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, администрацией организаций для детей-сирот, где эти дети воспитывались, но и обосновывать то, что следствием этого ненадлежащего выполнения обязанностей, стала несвоевременность (или даже невозможность) постановки на учет этих лиц в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

5. Следует выяснить, не состоял ли сирота до достижениями им возраста 18 лет, на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, а после 1 марта 2005 года (когда вступил в силу Жилищный кодекс Российской Федерации) – в качестве нуждающегося в жилых помещениях.

В этом случае необходимо применять правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении КС РФ от 07.06.2011 г. № 746-О-О «По жалобе гражданина Юнусова Льва Львовича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации» где указано, что пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации в системном единстве с частью 1 данной статьи, а также частью 2 статьи 49, статьей 51, пунктами 1 и 3 части 2 статьи 57 данного Кодекса предусматривает внеочередное предоставление жилых помещений по договорам социального найма указанным в оспариваемом пункте гражданам, признанным в установленном порядке малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, в том числе при наличии закрепленного за ними жилого помещения.

Это означает, что если за сиротой было сохранено жилое помещение, он состоял на учете по улучшению жилищных условий (или в качестве нуждающегося в жилом помещении), достиг возраста 18 лет после 1 марта 2005 года, и не обращался по вопросу льготного обеспечения жилым помещением в возрасте до 23-х лет, то у него есть перспектива добиться реализации этого права при обращении в суд.

Так как такие лица уже были учтены в качестве нуждающихся в жилых помещениях, у государства возникла обязанность предоставить им жилище и дополнительного заявления о принятии их на учет нуждающихся в жилом помещении до достижения возраста 23 лет не требовалось.

6. В городе Москве в период с 31 августа 1999 г. (принято постановление Правительства Москвы от 31.08.1999 № 797) до 14 июля 2015 г. (т.е. до момента принятия постановления Правительства Москвы от 14.07.2015 № 430-ПП) действовали отличные от установленных федеральным законодательством основания, порядок и условия предоставления жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа, которые предусматривали значительно более широкий перечень государственных гарантий на жилое помещение, нежели в других субъектах Российской Федерации в соответствии с федеральным законодательством.

В частности, нормативными правовыми актами города Москвы не был предусмотрен заявительный характер и личное обращение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, по вопросу реализации их права на льготное обеспечение жилыми помещениями и, соответственно, постановка этих лиц на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

Положение о порядке предоставления жилых помещений и дополнительных гарантиях жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в городе Москве, утвержденным постановлением Правительства Москвы от 31 августа 1999 г. № 797 «О мерах по социальной поддержке и защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, - выпускников детских домов и школ-интернатов» не предусматривало не только со стороны детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, но и лиц из их числа личного обращения и каких-либо иных действий, направленных на реализацию права по льготному обеспечению жилым помещением. Указанным нормативным правовым актом города Москвы эта обязанность была целиком возложена на законных представителей несовершеннолетних, а контроль за поступлением заявлений законных представителей был прямо возложен на органы опеки и попечительства, которым при необходимости самим надлежало запрашивать и представлять соответствующие документы.

Аналогичное правовое регулирование предусматривалось Положением об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, утвержденным постановлением Правительства Москвы от 02 октября 2007 года № 854-ПП.

Обращение по вопросу реализации права на жилье лицами из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также гражданами, которые относились к таким лицам и достигли возраста 23-х лет, стало возможным после принятия постановления Правительства Москвы от 14.07.2015 г. № 430-ПП «Об обеспечении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями в городе Москве».

Как правило, защита и восстановление нарушенных жилищных прав «возрастных сирот» возможна только в судебном порядке.

С иском в суд могут обратиться прокурор в порядке статьи 45 ГПК РФ в интересах лица из числа детей-сирот, достигшего возраста 23 лет (при наличии заявления этого лица в прокуратуру с просьбой обратиться с таким иском) или непосредственно сам бывший сирота.

Иск должен содержать требования о:

  • признании отказа уполномоченного о включении в  списки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений, незаконным;
  • признании права на однократное предоставление благоустроенного жилого помещения из специализированного жилищного фонда для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по договору найма специализированных жилых помещений в соответствующем субъекте Российской Федерации или муниципальном образовании;
  • включении в списки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений;
  • предоставлении жилого помещения из специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений.

Кроме того, исковое заявление может содержать требование об установлении факта ненадлежащего выполнения обязанностей по защите жилищных прав сирот в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались указанные граждане.

Есть практика, когда истцы требуют восстановить им срок для реализации права на однократное обеспечение льготным жилым помещением по статусу лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений.

В иске следует указывать, что в пункте 9 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» установлено, что право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.

Согласно части 2 статьи 4 Федерального закона от 29.02.2012 № 15-ФЗ действие положений статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в действующей редакции) и Жилищного кодекса Российской Федерации (в действующей редакции) распространяется на правоотношения, возникшие до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, в случае, если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из их числа не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями до дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

При этом никаких исключений связанных с возрастом лиц, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, для реализации принадлежавших им прав на льготное обеспечение жилыми помещениями указанные нормы федерального законодательства не содержат.

Какой подход из вышеизложенных (или их совокупность) лучше применить, следует определять индивидуально, исходя из конкретной жизненной ситуации и обстоятельств дела.

Юристы Благотворительного центра «Соучастие в судьбе» готовы оказать в этом соответствующую помощь (изучить ситуацию, ознакомиться с документами, проконсультировать устно или письменно, составить исковое заявление в суд, осуществлять сопровождение дела в суде, в том числе, путем представительства).

Адрес РОО Благотворительный центр «Соучастие в судьбе»: 127025, Москва, ул. Новый Арбат, д. 19, комн. 1821.

Тел.: 8 495 697 83 56, 8 495 697 40 60.

E-mail: info@souchastye.ru

Сайт: http://souchastye.ru

Исполнительный директор РОО «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» А.И. Головань

23 сентября 2016 г.

#####