Собравшиеся приветствуют друг друга и скрупулезно изучают начавшийся день – дата, месяц и время года и т.д. Невольно думаешь, что обычный гражданин начинает и продолжает свои дни куда менее осознанно

IMG_047719 мест на почти пятимиллионный город – это центр дневного пребывания (социально-средовой реабилитации) для детей с множественными нарушениями Санкт-Петербургской благотворительной организации «Перспективы». Да, государственные реабилитационные центры для детей-инвалидов есть в каждом районе, но они, во-первых, не берут детей на целый день и на большую часть недели, во-вторых, не занимаются особо сложными случаями.

Есть еще группы дневного пребывания в Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов (ГАООРДИ), но «Перспективы» берут самых тяжелых детей. Задача центра: дать родителям ребенка-инвалида возможность поработать или отдохнуть, а детей подготовить к школе – коррекционной и изредка обычной.

«День волонтера» – это когда на три-четыре часа волонтерами «Перспектив» становятся журналисты. В этом году он проходил 1 декабря – накануне Международного дня инвалидов (3 декабря) и Международного дня волонтеров (5 декабря).

Вместе с еще несколькими представителями СМИ я вхожу в новое помещение центра, безвозмездно переданное «Перспективам» городскими властями на 10 лет. Нас встречают сотрудники центра и первым делом проводят с нами короткий инструктаж: как обращаться к их подопечным и как их перемещать в случае, если кто-то из них не может этого сделать сам.

Затем каждый журналист отправляется к конкретному ребенку в качестве второго сопровождающего – первым остается сотрудник центра. В центре две группы – старшая и младшая, но дети в них находятся в зависимости не от возраста, а от степени социальной адаптированности.

IMG_0472

День начинается с так называемого утреннего круга: собравшиеся приветствуют друг друга и скрупулезно изучают начавшийся день – дата, месяц и время года и т.д. Невольно думаешь, что обычный спешащий с утра на работу гражданин начинает и продолжает свои дни куда менее осознанно. Да, все эти сведения он усваивает и воспроизводит куда быстрее, но постепенно отвыкает тратить время на размышление и созерцание (хорошо, если потом ощущает потерю и старается привыкнуть снова).

Каролина Бернацка, координатор центра дневного пребывания: «Я приехала в Россию из Польши в 2009 году на волонтерский год в “Перспективы”. То есть я отработала год в центре дневного пребывания на набережной Кутузова, где ребята старше 18 лет. Потом я приезжала еще несколько раз и все-таки решила, что здесь мое место, здесь я хочу быть.

В нашем центре числятся 19 детей, но одновременно бывает не больше 12 – кто-то болеет, кто-то посещает другие занятия, а к нам приходит на два или три дня. Что касается школ, даже коррекционных, то некоторых из наших ребят из-за их состояния переводят на надомное обучение.

Конечно, к нам в центр большая очередь. Но у нас еще достаточно комфортная ситуация. Все-таки мы выпускаем детей в школу, и места освобождаются. В центре дневного пребывания для взрослых выпускать ребят некуда, и потому места там практически не освобождаются. Правда теперь у организации “Перспективы” появился проект по поддерживаемому проживанию инвалидов – в области, в селе Раздолье.

В центре 11 сотрудников. Для каждого ребенка в начале года составляется индивидуальный план сопровождения, в котором фиксируются возможности ребенка и ставятся цели, которых нужно достичь к концу года, например, научиться держать ложку, научиться пользоваться туалетом, начать общаться с другими детьми непосредственно.

Если впоследствии оказывается, что ребенку была поставлена слишком высокая планка, то цель остается на следующий год или переформулируется. Нужно понимать, что, как правило, изменения у детей с множественными ментальными и физическими нарушениями происходят очень медленно, кое-что можно заметить только спустя два-три года».

В старшей группе сегодня четверо детей – кто-то не видит, кто-то не ходит, кто-то не говорит, но все это не мешает их активному общению, правда, сотрудники и волонтеры оказываются для этого необходимыми посредниками. Но в процессе бурного разговора сначала о наступившем дне, потом о какой-нибудь из профессий (в тот день говорили о профессии врача – читали и изображали соответствующее теме стихотворение) на эти «технические» особенности совсем перестаешь обращать внимание.

Каролина Бернацка: «С детьми мы стараемся гулять каждый день – в зависимости от погоды. Выходим на детскую площадку рядом с центром. Обычные люди реагируют на нас по-разному, но хочу сказать, что отношение к инвалидам сейчас стало гораздо лучше, чем раньше.

На детской площадке не то, чтобы стремятся знакомиться, но, по крайней мере, мамы объясняют своим детям: «Этот ребенок в коляске болеет, мы можем с ним поиграть». Когда выезжаем куда-то подальше, нам часто помогают в транспорте. С января мы планируем водить нескольких наших ребят в общеобразовательную школу, которая находится поблизости, в один из классов на разные занятия – сначала на рисование, потом на какие-то другие предметы».

Для таких детей важна не столько инклюзия в сфере образования, сколько социальная адаптация. Поэтому надомное обучение – это отдельная проблема. Ведь так дети хоть и получают какие-то знания и навыки, но практически не осваивают один из важнейших навыков – сосуществование с другими людьми.

Надо ли говорить, что жизнь в замкнутом пространстве среди ближнего круга родственников развитию этих навыков не способствует. В центре дневного пребывания, как я уже сказал, детей готовят к школе, но в первую очередь обращают внимание не на знания по конкретным школьным дисциплинам, а на психологическую готовность. Из пяти прошлогодних выпускников центра один даже пошел не в коррекционную, а в общеобразовательную школу.

После завтрака у детей начинаются занятия – групповые (кулинарные, музыкальные, занятия с дефектологом) и индивидуальные (с психологом, социальным педагогом и специалистом по адаптивной физкультуре). Отправляемся на кулинарное занятие – оно только для старшей группы.

В начале месяца ребята вместе с сопровождающими идут в магазин, покупают продукты, из которых они будут готовить. В этот раз готовили кексы. Мы с мальчиком Владом мешаем тесто, постепенно добавляя нужные ингредиенты.

IMG_0531 — копия

Стороннему наблюдателю поначалу может показаться, что Влад вообще не интересуется происходящим – ему трудно фиксировать взгляд, к тому же он не говорит и вообще не балует окружающих какими-то звуками. Но начав взаимодействовать с Владом, сразу ощущаешь, что он вовлечен в процесс.

Перед каждым новым действием воспитатель дает Владу картинку, изображающую связанные с этим действием предметы (посуду, продукты), и Влад картинку хватает и старается изучить. Вилку для перемешивания теста Влад часто держит сам, а когда становится понятно, что дело у нас спорится, смеется и радуется, как самый обычный ребенок.

Каролина Бернацка: «Влад – мальчик активный и даже общительный. Он любит играть в машинки, качаться на качелях и катать мячик. Мячик он бросает кому-то другому и ждет ответной реакции, старается вовлечь человека в свою игру».

Несмотря на усилия благотворительных организаций, родительских сообществ и отдельных СМИ, в России остается огромное количество людей, которые испытывают страх не только при виде инвалида, но и при одной мысли о его жизни. Показное равнодушие, агрессия – следствия все того же страха. А мелькающая в новостях информация о районных государственных учреждениях для инвалидов и проходящих благотворительных акциях убаюкивает сознание обывателя, дает ему иллюзию, что люди с ментальными и физическими нарушениями более или менее пристроены.

IMG_0534 — копия

Рискну предложить, как можно этот страх если не победить совсем, то хотя бы изгнать из душ многих. Если мы говорим о городе, то такой центр должен быт в каждом его районе, а «дни волонтера» пусть проводятся в нем не раз в год, а, например, раз в неделю. Приглашать к участию в них нужно не только журналистов, но и слесарей, водителей городского транспорта, работников общепита – да много кого.

И да – обязательно медицинский персонал любых рангов! Тогда и обычные люди поймут, что это вовсе не экстрим, а самая обычная жизнь, такая, как есть. И дети, посещающие эти центры, смогут на утреннем круге не только читать стихи о разных профессиях, но и лично познакомиться с их представителями.

«Особый дом» благодарит портал «Милосердие.ру» за разрешение на републикацию материалов.

 

А 16 декабря 2015 г. в Санкт-Петербурге, в Лофт-проекте ЭТАЖИ состоится открытие фотовыставки «Сказка о доброй воле». Этот фотопроект благотворительной организации «Перспективы» посвящен волонтерам, которые помогают детям и взрослым с тяжелыми нарушениями развития. Созданы фотографии также силами волонтеров. Фотограф Дарья Щинова увидела своих коллег в сказочных образах. А создать образы помогли российские дизайнеры и шоу-румы, которые безвозмездно предоставили наряды.

http://cs627525.vk.me/v627525960/2c1df/Y8jNZ2-MJCg.jpgНа выставке Вы увидите кадры из повседневной жизни волонтеров и узнаете, что означает «помощь людям с множественными нарушениями развития», кто такие волонтеры, которые проводят свободное время в детском доме и психоневрологическом интернате. Волонтер в наше время - все еще персонаж мифический, несмотря на то, что добровольческая деятельность в России развивается все активней и захватывает сердца все большего количества неравнодушных людей.

Фотопроект «Сказка о доброй воле» представляет каждого из своих волонтеров персонажем-оберегом, ведь оберегать - одна из главных задач ребят, работающих с людьми с множественными нарушениями. Волонтеры превратились для съемки в нимф, фей и волшебников, которые блуждают в чаще леса - психоневрологического интерната в Петергофе и детского дома в Павловске. Им также сначала приходилось прокладывать тропинку в неизвестном, полном чудес и неожиданностей лесу. Сейчас они уже готовы показать вам дорогу к озеру, каждый свою - ту, что они протаптывали месяцами, вплоть до целого года - волонтерского года.

Вход на выставку свободный. Она продлится до 16 января 2016.

Адрес: Лиговский проспект, 74