Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

Дому сопровождаемого проживания в Раздолье исполнился год

Вчера, 15 августа, исполнился год Дому сопровождаемого проживания в Раздолье. Напомним, что это совместный проект прихода храма Царственных Страстотерпцев и Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы».

От всего сердца поздравляем жителей и сотрудников Дома и всех, чья жизнь и надежды так или иначе связана с этим местом!


Мы желаем, чтобы их мечты сбывались, а ещё - чтобы вариантов сопровождаемого проживания в России становилось всё больше и чтобы для каждого человека нашелся тот, что подходит именно ему!

Предыдущие, весенне-пасхальные заметки о жизни обитателей Дома можно прочитать здесь, а сегодня мы публикуем рассказ Людмилы, мамы девушки Ксюши, записанный Максимом Якубсоном:

В конце июля к нам в Раздолье из Екатеринбурга приехали Людмила и ее дочь Ксюша. Они узнали о Доме Сопровождаемого Проживания. В Екатеринбурге ничего подобного нет, и они решились на рывок в неизвестность. Ксения прожила в нашем доме полтора месяца. Мама снимала квартиру рядом, в Раздолье. Перед отъездом я спросил Люду о том, что изменилось в их жизни за это время, и попросил суммировать свой опыт. Вот запись нашего разговора:

В первую очередь, это опыт длительного расставания, расставания на долгий срок. И понимания, что беспомощный человек, которого ты до сих пор воспринимаешь, как ребенка, может вполне спокойно жить в обществе людей, в окружении специалистов. Кажется, что это нереально, потому что у нас такого опыта в области нет, разве что для более легких ребят. Поэтому смотришь с удивлением на свою дочь, которая дома тобой крутит, как хочет, и кажется, что это маленький ребенок, который только и умеет, что плакать и капризничать, и вообще по-другому не умеет жить. И вот, в течение месяца, в окружении специалистов, другое явление, другой человек. Вроде бы одна страна. Я 15 лет назад была в Пскове, была в «Светлане». У нас, хотя что-то и делается, но для ребят с сохранным интеллектом. Большое расстояние, не только в тысячах километров, но и в вашем опыте. И те пилотные проекты, которые вы уже прошли, учебные квартиры, дневное пребывание, этот проект...

У нас еще только надо думать, как здорово б, чтоб это появилось, настолько отрыв большой. Еще мне, как маме, хотелось бы сказать - у нас работают специалисты, в реабилитационном центре, в спецшколах, в интернатах. Но здесь абсолютно другой менталитет людей, которые пришли работать с этой категорией. Люди с духовной, интеллектуальной составляющей. Не просто нянечки, не просто люди, которые пришли и устроились в интернат... Ксюша научилась есть, ест сама. Но конечно, я не знаю, как она изменилась, нужно уехать и увидеть, на протяжении времени...


- Чем отличается то что вы представляли перед поездкой и то, что увидели?

- Я смотрела в интернете фото перед поездкой, но до конца не понимала, люди с какими нарушениями тут живут, по фото это не видно. Инвалидность многопланова, абсолютно все разные. Дефекты, недостатки компенсируются по-разному, двух похожих не найти. Ребята из интерната более подготовлены к жизни, в силу того, что им жизнь поставила испытание на выживание, они совсем другие, более сильные. Есть и то, к чему интернат приучил.

Я понимаю, что многое выстроено в силу возможностей ребят. Очень гибкая система. Срок маленький, всего месяц мы были, но вижу, что вы гибкие, Мария (Островская) гибкая. Смогли подстроится под таких, как Коля и Сергей, Юля с Диной. Ксюша вошла, и смогли все наладить, зарядку наладить, хоть и непросто было. Это удивляет. Очень большое значение имеет, что есть духовное начало, церковь рядом, отец Борис. По-другому трудно представить. Первую неделю я видела одним образом, вторую другим, сейчас уже все как-то становится на место.

- Поначалу у вас был страх какой-то, это взаимно, и у нас тоже...

- Естественные психологические вещи, когда приезжаешь с «непростым товарищем». По большому счету система работает. Ребята настолько все разные, но система работает, доказывая, что бывает, если есть желание, и люди пришли, зная зачем, а не потому что некуда устроится было. Это был какой-то выбор, пришли помогать, к людям, которые в этом нуждаются. Каждый по-разному пришел, но пришел сознательно. И поэтому получается. В том же интернате невозможно всё составить настолько гибко и индивидуально подстраиваться под разных ребят, под разные диагнозы. Самое главное, есть доброе отношение, благотворительность с большой буквы. Благотворительность не в том, что кто-то дает, обобщая говорю... милосердие... как хотите, назовите.

- Важна свобода...

- Это свободный выбор, никто вас не заставлял, не давил, не обстоятельства, ничто...

- И для ребят это свободный выбор быть в Раздолье... Они в любой момент могут уехать. Альтернатив немного, но все равно они есть. Те, кто тут не хочет жить, могут уехать в интернат...

- Вы спрашиваете, что я представляла, и что увидела... думаю если вы спросите у каждого из сотрудников, как он себе представляет дальше, я думаю все равно это должно еще оттачиваться, чтоб прийти к какому-то пониманию окончательному... Налево пойдешь - будет одна песня, одна судьба, одна дорога, прямо пойдешь - совсем другой проект, направо - в другую сторону можно уйти. Сейчас есть основа, какие-то вещи начинают выкристаллизовываться основные, грани вашего проекта еще будут вырисовываться дальше... Еще и мужество... Быть благотворительным, милосердным, то, что в душе есть у человека. Мужество руководства еще нужно, чтоб решиться на это...