Сопровождаемое проживание людей с ограниченным
возможностями в России
#

Проект софинансируется ЕС

#
Цветовая схема###
Размер шрифта А А А

«Да перестаньте, он ничего не понимает, он же овощ!».

Эти грубые слова часто произносятся в адрес людей с тяжелой ментальной инвалидностью. Однако тот, кто хоть раз в жизни ощущал на себе несправедливые оскорбительные фразы, принижающие чувство собственного достоинства, знает, что чувствует каждый человек в такой ситуации.

СПб БОО «Перспективы» и анимационная студия «ДА» создали небольшой мультфильм, призывающий зрителей отказаться от унизительного клейма в адрес людей с тяжелыми нарушениями развития.

В соцсетях запущен флешмоб: люди поддерживают информационную акцию, делая фотографии с любым овощем и выкладывая их с подписью #янеовощ_ячеловек (vk), #‎янеовощ_ячеловек (fb).

О флешмобе уже пишут СМИ: портал Милосердие.ru, ИА Росбалт и Агентство социальной информации.

И на этой же неделе вышла целая серия публикаций, рассказывающих о том, к каким последствиям приводит дискриминирующее отношение к людям с особенностями развития.

Портал Милосердие.ru в статье «Инвалиды в СССР: история об уничтожающей опеке» провел целое исследование и рассказал о различных этапах отношения к инвалидам в СССР и о том, как этот опыт повлиял на сегодняшнее положение дел.

«Медицинский подход к людям с инвалидностью неминуемо приводит к тому, что они изолируются от общества. Если их и реабилитируют, то только для того, чтобы дать возможность трудиться среди таких же, как и они. То есть встречи человека с особенностями и обычного человека не происходит.

То, что в мы имеем сейчас в виде детских домов-интернатов для детей-инвалидов или психоневрологических интернатов для взрослых, — прямое наследство медицинского подхода.

Все не так, если в государстве придерживаются социального подхода к инвалидам. Они становятся субъектами жизни, а общество начинает само приспосабливаться к их особенностям и приспосабливать под них окружающую среду.

Сейчас в России идет процесс, который рано или поздно должен привести к тому, что мы станем воспринимать людей с ограниченными возможностями как равных себе во всем. И, наверное, даже не будем замечать, что кто-то прихрамывает из-за протеза, кто-то едет на коляске, кто-то разговаривает с помощью компьютера, а кто-то слишком простодушен для работы банковского служащего».

В «Новой газете» вышла серия публикаций, рассказывающих о жизни «тех, к кому общество относится как к людям второго сорта»:

В статье «Не будешь орать громче всех – не выживешь!» клинический психолог Мария Сиснева из Москвы рассказывает об опыте работы своей волонтерской группы в психоневрологическом интернате.

«"Выученная беспомощность" – когда мы стали предлагать ребятам новые задания, каждый раз мы слышали одно и то же: "Я не умею, у меня не получится". Уговаривали с большим трудом! А если действительно что-то не получалось, то сразу слезы и брошенная на середине работа. Никакой инициативы или спонтанности! А зачем? Жизнь раз и навсегда уложена в каждодневный режим и нехитрые правила, и в ней никогда и ничего не меняется! Проблемы с выбором и принятием элементарного решения. "Чего вы сегодня хотите, поиграть в спортивные игры на улице или останемся в актовом зале и посмотрим фильм?" Молчание. Их никто никогда не спрашивал, чего они хотят!».

Корреспондент Роза Цветкова в статье «Государство фактически поощряет передачу детей-инвалидов в интернатные учреждения» взяла интервью у Сергея Колоскова, эксперта Общественной палаты РФ и члена Совета по специальному и инклюзивному образованию при Комитете по образованию Госдумы. В нём Сергей Александрович говорит о том, что изменилось в России после ратификации в 2012 г. Конвенции о правах инвалидов, а что еще практически не сдвинулось с «мертвой точки». А также что нужно сделать, чтобы позитивные изменения действительно произошли.

В другой публикации, «ПНИ – это как если бы тебя стерли ластиком с листа бумаги», она рассказала о подробностях визита в составе группы общественного мониторинга при Общественной палате РФ в ПНИ №30 г. Москвы.

«Из-за опасений за жизнь наших информаторов в самом прямом смысле – "я каждые три дня буду выставлять специальный знак, если его не будет, значит, что-то со мной случилось: отправили в психушку, вкололи сильнодействующий препарат или еще что, и тогда спасайте всеми силами", – не могу объяснить, каким образом удается узнавать о жизни интернатовцев. Но становится не по себе, когда осознаешь, какова степень риска у людей, которые и без того ущемлены во всех своих правах на достойную жизнь. И в первую очередь на свободу.

"Мне сейчас 35 лет, вы же не можете такое представить, да и я сам не могу в это поверить, что буду находиться здесь до 80 лет?!"».

А вчера пресс-служба Общественной Палаты РФ опубликовала «Итоговый документ по результатам общественного мониторинга соблюдения прав и свобод получателей социальных услуг, проживающих в ПНИ №30 г. Москва, проходившего в период с 25 апреля по 15 мая 2016 года».

И мы надеемся, что всё это не зря:

«Серия журналистских статей о нечеловеческих условиях жизни в психоневрологических интернатах, активность общественных организаций и многочисленные жалобы родственников на нарушение прав инвалидов в учреждениях привели к тому, что государство обратило внимание на проблему. Министерство труда и социальной защиты начало разрабатывать «дорожную карту», которая поможет стране отказаться от закрытых учреждений для ментальных инвалидов.

Сейчас в интернатах для людей с психическими расстройствами проживают почти 150 тысяч человек».

О том, как исправить ситуацию, и в каком направлении будут работать чиновники, можно узнать, прочитав интервью «Милосердия» с членом Общественной палаты РФ и Экспертного совета при Правительстве РФ Еленой Тополевой-Солдуновой.

«Долгое время про ПНИ не говорили. Многие вообще ничего не знают про интернаты для ментальных инвалидов: кто в них находится и почему. Это некое гетто, где живут люди, выброшенные из общества. Проблема ПНИ до сих пор не стала общественно понятной и разделяемой. Но начинаются подвижки: в тех органах власти, которые курируют эту тему, среди общественных организаций. Но чтобы реально что-то сдвинулось, должны произойти изменения в общественном сознании.

Это можно сравнить с историей с детскими домами: прошло много времени, и было приложено много усилий, чтобы все поняли, а сейчас, мне кажется, уже большинство поняли, что это не лучшее место для ребенка, а самое правильное и естественное – это жить и воспитываться в семье или, как минимум, в условиях максимально приближенных к семейным».

Вот что рассказал в интервью «Новой Газете» председатель правления РБОО «Центр лечебной педагогики» Роман Дименштейн:

«Родители говорят: "Мы не знаем, сколько нам осталось. И мы не знаем, что с ним будет потом. Мы столько вложили в ребенка, столько его тянули. Учили его, он умеет делать такие замечательные вещи. Но как только нас не станет, это все, да? Он попадет в интернат, а там он никому не нужен. Ни его образование, ни его работа. Ничего. Что с ним будет там? Это застенки, где дальше он будет гнить. Давайте сделаем с этим что-нибудь". Вот боль, с которой работает наша правовая группа. Ведь нет сопровождения. А надо, чтоб сказали: давайте посмотрим, что ему нужно, чтобы он жил у себя дома по-прежнему. Одному нужно, чтобы с ним постоянно жил какой-то человек. А другому – чтобы его раз в день или раз в неделю кто-то навещал. Или помогал ему в чем-то. Что нужно для того, чтобы ему жить своей прежней жизнью и чтобы судьба его не прекращалась? И вот тут встает вопрос: кто возьмет на себя ответственность за организацию нормальной жизни в отношении данного конкретного человека? Необходимо построить систему социальной поддержки и социального сопровождения. Это то, перед чем мы все стоим. Тогда можно будет человека из интерната вытащить. Если будет система социальной поддержки и сопровождения, мы будем знать, куда его вытаскивать».

А инициативная группа волонтеров STOP ПНИ запустила в сети facebook опрос для выяснения мнений людей (НЕ-ЭКСПЕРТОВ) о том, как они отнесутся к тому, что завтра в соседней квартире или в соседнем дворе рядом с ними будут жить "особенные" люди и возможных опасениях, связанных с этим.

#####